Кто должник по Кодексу о банкротстве: мнение судьи

Судья Киевского апелляционного хозяйственного суда Борис Поляков считает, что Кодекс позволяет обанкротить любой государственный орган и призывает срочно внести в него изменения
11.06.2019, 10:00
1630
0

https://jurliga.ligazakon.net/ua/news/185718_opublkovano-kodeks-z-protsedur-bankrutstva

Многомесячное ожидание выхода в свет Кодекса Украины по процедурам банкротства (в дальнейшем КУПБ) успешно завершилось. Наконец то мы увидели долгожданный кодифицированный акт. Несмотря на свой свежеиспеченный вид, он имеет серьезные недостатки, которые необходимо высветить, чтобы законодатель имел возможность в срочном порядке все исправить.

Если в отношении понятия должника-физического лица серьезных проблем не возникает, то в отношении юридических лиц вырисовывается парадоксальная картина. Поэтому в настоящей статье речь пойдет исключительно о должнике-юридическом лице как субъекте банкротства по КУПБ.

Определение понятий

Статья 1 прежнего нормативно-правового акта - Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (в дальнейшем Закон о банкротстве) дает понятие должника как юридического лица-субъекта предпринимательской деятельности или физического лица по обязательствам, которые возникли из предпринимательской деятельности, несостоятельный исполнить на протяжении трех месяцев свои денежные обязательства.

Как следует из содержания приведенной нормы, предпринимательская деятельность является определяющей для субъекта банкротства, которым могут быть как юридические, так и физические лица.

Статья 1 КУПБ уже не содержит в отношении должника-юридического или физического лица уже такого фактора как занятие предпринимательской или коммерческой деятельностью.

Так, в силу указанной статьи Кодекса должник - юридическое лицо или физическое лицо, в том числе предприниматель, несостоятельный выполнить свои денежные обязательства, срок которых наступил.

Это обстоятельство, с одной стороны, обрадовало, так как нередко различного рода общественные организации, благотворительные фонды, потребительские кооперативы безосновательно занимались коммерческой деятельностью торгуя металлом, лесом, оборудованием, однако в силу Закона о банкротстве не были субъектами банкротства.

С другой стороны, полная законодательная свобода в признании банкротом любого субъекта гражданских правоотношений за некоммерческую деятельность, мягко говоря, настораживает.

Фильтры вхождения в процедуру банкротства

Может быть в последующих нормах или статьях КУПБ имеются фильтры, которые прямо или косвенно ограничивают тех или иных субъектов быть должником в отношениях банкротства?

Для начала мы вернемся к содержанию понятия должника, которое дает ст. 1 КУПБ. Там сказано, что должником могут быть юридические и физические лица. Из этого следует, что структурные подразделения юридического лица, в том числе филиалы и представительства, не могут быть субъектами банкротства.

Второй фильтр мы находим здесь же. Он касается наличия у должника перед кредитором денежного обязательства. При этом законодатель не требует, чтобы такое обязательство возникло исключительно на основе гражданско-правовой сделки (договора). Оно может возникать так же по другим основаниям, предусмотренным законодательством вообще. Это может быть обязательство по уплате налогов и сборов, по заработной плате и т.д.

Ряд видов денежных обязательств законодатель исключил из объекта банкротства. Это неустойка (пеня, штраф), выплата авторского вознаграждения и т. д.

Статья 2 КУПБ как третий фильтр выводит из-под действия Кодекса банки и казенные предприятия.

Наконец, три категории должников в отношении которых по процессуальным основаниям нельзя принимать заявление об открытии производства по делу о банкротстве нам дает, как четвертый фильтр, ст. 37 КУПБ. Это должники, в отношении которых: утвержден план досудебной санации (ст. 5); открыто производство по делу о банкротстве; прекращена деятельность как юридического лица (ликвидация или реорганизация).

Также согласно указанной нормы нельзя принимать заявление об открытии процедуры банкротства, если на это в отношении должника Кодексом установлены запреты. Только такие ограничения в отношении юридических лиц мы уже нашли в ст.ст. 1, 2 КУПБ.

И это все? Может быть они есть на этапе открытия дела о банкротстве? Неуверенно задает вопрос юрист. Действительно, в отличии от искового производства, конкурсный процесс предполагает открытие процедуры по делу на этапе подготовительного судебного заседания. Итогом такого заседания является принятия хозяйственным судом решения в виде открытия либо отказа в открытии производства по делу о банкротстве.

Прежняя редакция Закона о банкротстве, это ст. 16 часть 7, предусматривала ряд оснований для отказа в открытии дела:

1) отсутствие у заявителя предпосылок для открытия дела о банкротстве;

2) требования кредитора полностью обеспечены залогом;

3) требования кредитора являются спорными и подлежат рассмотрению в исковом производстве;

4) заявление об открытии дела о банкротстве не надлежаще оформлено либо подлежит отказу в приеме;

5) требования кредитора полностью погашены должником до подготовительного заседания.

КУПБ, в отличии от своего предшественника, содержит только два основания для отказа в открытии дела о банкротстве:

1) требования кредиторов являются спорными и подлежат рассмотрению в порядке искового производства;

2) требования кредитора удовлетворены полностью должником до подготовительного заседания.

А если судья ошибся и принял заявление об открытии дела о банкротстве, которое не надлежаще оформлено либо подлежит отказу в приеме? Что тогда нельзя отказывать в открытии дела? Получается, что нельзя. Это конечно какое-то правовое непонимание. Судьи конечно «выкрутятся» из такого процессуального тупика и что-нибудь придумают. Но это будет уже другая история.

В нашем случае ст. 39 часть 6 КУПБ устанавливает пятый фильтр процессуального характера в отношении должников, чьи требования являются спорными или погашенными в полном объеме. Для таких должников также действует запрет на открытие дела о банкротстве.

Хочется обрадовать юриста-читателя, что несмотря на такую правовою неразбериху на этапе открытия дела о банкротстве, в КУПБ сохранилась почти в первозданном виде прежняя редакция нормы о закрытии производства по делу о банкротстве (ст. 83 Закона о банкротстве). Вот она является своего рода палочкой-выручалочкой в случае безосновательного или ошибочного открытия дела о банкротстве. Хотя до этого могут наступить такие необратимые процессы, что потеряет весь смысл в применении указанной нормы.

Так вот давайте проанализируем ст. 90 КУПБ, где приведен перечень оснований для закрытия дела о банкротстве и в части тех, которые напрямую связаны с безосновательным (ошибочным) его открытием. Эта норма является своего рода шестым фильтром.

Первое основание касается должников, которые не внесены (отсутствуют) в Единый государственный реестр юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований (в дальнейшем Единый государственный реестр). Такое основание как препятствие к открытию дела о банкротстве вообще отсутствует в ст. 37 КУПБ. И получается парадоксальная ситуация, когда должник отсутствует в Едином государственном реестре, однако суд не имеет право отказать в приеме заявления кредитора и вынужден будет открыть процедуру банкротства, чтобы потом ее закрыть.

Но, к сожалению, приведенный случай не исчерпывает проблему с Единым государственным реестром. Об этой проблеме мы будем говорить ниже.

Второе основание касается прекращения деятельности должника как юридического лица (ликвидация и реорганизация).

Третье состоит в наличии в производстве дела о банкротстве того же самого должника.

Четвертое касается запрета на рассмотрение дела в хозяйственных судах Украины.

Пятое основание состоит в отсутствии у должника признаков неплатежеспособности.

Следует иметь ввиду, что второе, третье и четвертое основание совпадают с диспозицией ст. 37 КУПБ.

Что же касается шестого основания, то оно так же отсутствует в ст.ст. 37,39 КУПБ. Оно осталось в наследство от прежней редакции ст. 83 Закона о банкротстве, где этому обстоятельству уделялось серьезное значение. Оно касалось размера денежных требований, характера денежных обязательств, их бесспорности и наличии денежных обязательств. В какой-то степени рассматриваемое основание актуально и для КУПБ, например, в отношении характера денежных обязательств (неустойка (штраф, пеня), выплата авторского вознаграждения и тд) и наличие долга.

Таким образом, из проведенного анализа ст.ст. 1, 2, 37, 39, 90 можно вывести понятие должника-юридического лица, который является субъектом банкротства по КУПБ. Это - должник-юридическое лицо, кроме банков и казенных предприятий, не прекративший свою деятельность, внесенный в Единый государственный реестр, несостоятельный выполнить свои неоспоренные и неудовлетворённые денежные обязательства, срок исполнения которых уже наступил. А теперь, после вот такого определения можно с уверенностью сделать очень интересный вывод.

Он является своего рода подарком для тех читателей, которые нашли в себе терпение почитать весь предшествующий анализ приведенных в настоящей статье норм КУПБ.

Кодекс по процедурам банкротства позволяет обанкротить любое юридическое лицо

Можно будет открыть дело о банкротстве профсоюза, гаражного кооператива, адвокатского объединения, религиозной организации, политической партии. С таким Кодексом можно обанкротить любой государственный орган, орган местного самоуправления. Можно будет открыть дело о банкротстве министерства, государственной администрации, местного совета, а также правоохранительных органах: полиции, прокуратуры, ну и, конечно, судов вместе с органами, которые их формируют - Высшим советом правосудия и ВККС.

Как же так вышло, что субъектом банкротства стали государственные органы и органы местного самоуправления? Ответ кроется в самом Едином государственном реестре. В соответствии со ст. 83 Гржданского кодекса Украины и ст.ст. 1, 3 Закона Украины «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований», государственные органы и органы местного самоуправления как юридические лица подлежат государственной регистрации. Все сведения о них заносятся в государственный реестр. Запрета на их банкротство, как следует из приведенного анализа, КУПБ не содержит.

Может быть Гражданский кодекс Украины содержит такого рода запрет в отношении юридических лиц-государственных органов, органов местного самоуправления? Статья 104 часть 6 ГК Украины, к сожалению, указывает, что порядок прекращения юридического лица в процессе восстановления ее неплатежеспособности или банкротства устанавливается законом. Иными словами, ГК Украины по указанному вопросу делает отсылку на специальный закон. Таковым как раз и является КУПБ.

Государственные органы, органы местного самоуправления, действуя как юридические лица, вступают в гражданские правоотношения в основном в качестве потребителей услуг, заключая соответствующие договоры на: электро-, тепло-, водоснабжение; услуги связи и т. д. В результате между потребителями и поставщиками возникают денежные обязательства в понимании ст. 1 КУПБ.

Только теперь, в случае признания долга потребителем, поставщик услуг в силу ст.ст. 1, 8, 34, 37, 39 КУПБ может сразу инициировать процедуру банкротства, минуя исковое производство.

Отсутствие законодательных ограничений со стороны государственных органов и органов местного самоуправления как юридических лиц быть должниками в делах о банкротстве может привести к параличу государственной власти в стране.

Можете представить ситуацию, когда через процедуру банкротства можно не только ограничить хозяйственную деятельность указанных субъектов, но и в силу ст. 40 КУПБ прекратить полномочия руководителя или органа управления должника еще на этапе процедуры распоряжения имуществом. Для того, чтобы совершить такого рода политическую диверсию, любому заинтересованному субъекту достаточно выкупить долг госоргана у поставщика услуг.

Как же так вышло, что разработчики КУПБ не обратили внимание на такую ошибку? Мы далеки от мысли, что все это было сделано преднамеренно. Дело в том, что на рынке услуг по банкротству наступил «морской штиль». Всему виной стал Закон о банкротстве 2011 года, который распространялся на субъектов предпринимательской деятельности, усложнял открытие дел о банкротстве, а заодно «позакрывал» многие черные схемы, направленные на невозврат кредитов, уплату налогов, погашение долгов. В общем, стало экономически невыгодно использовать процедуру банкротства для решения проблем с финансовой задолженностью.

Для того, чтобы «оживить» рынок услуг по банкротству, решено было убрать все «преграды», мешающие свободно развивать конкурсные (банкротские) отношения. Одной из таких преград была предпринимательская (коммерческая) деятельность. КУПБ ее убрал, как «чуждую» рыночным отношениям. И теперь в КУПБ используется как предпринимательская, так и некоммерческая деятельность хозяйствующих субъектов-юридических лиц. И вот здесь получается правовой казус. Хоть разработчики и назвали свое творение кодексом, в сущности, в нем остался Закон о банкротстве.

Это как в автобусе двигательная установка. Несмотря на кузов, который бывает самый разнообразный и даже двухэтажный, двигательная установка взята из грузовика.

Так вот, Закон о банкротстве был рассчитан на юридических лиц-предпринимателей, то есть на лиц, ведущих коммерческую деятельность. Это касается последствий открытия дела о банкротстве, мер по обеспечению требований кредиторов, ограничений правосубъектности должника, арбитражному управлению, формирование и реализацию ликвидационной массы и т. д.

И теперь весь этот арсенал традиционных средств конкурсного процесса, рассчитанный на коммерческую деятельность, то есть на предпринимателя, может сыграть злую шутку с юридическими лицами-государственными органами и органами местного самоуправления.

Для того, чтобы не «обанкротить» и таким образом не ликвидировать государственные органы и органы местного самоуправления необходимо в срочном порядке внести изменения в КУПБ, точнее в ст. 2, изложив часть 4 в такой редакции: «Положення цього Кодексу не застосовуються до юридичних осіб-державних органів та органів місцевого самоврядування, казенних підприємств». Если этого не сделать, то все это приведет к непоправимым последствиям политической и экономической жизни страны.

Борис Поляков,

судья Киевского апелляционного хозяйственного суда,

д.ю.н., профессор

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться