Международный розыск лица как необходимое условие специального (заочного) уголовного производства (in absentia): проблемы правоприменения

Максим Шевердин, партнер, руководитель практики уголовного права Юридической группы LCF, к. ю. н. , адвокат, освещает проблему
12.08.2020, 13:49
770
0

В 2014 году Уголовный процессуальный кодекс Украины был дополнен главой 24-1, регламентирующей процедуру специального досудебного расследования (in absentia). Специальное досудебное расследование осуществляется на основании определения следственного судьи в отношении подозреваемого, кроме несовершеннолетнего, который скрывается от органов следствия и суда с целью уклонения от уголовной ответственности и объявлен в межгосударственный и/или международный розыск. Кроме этого, в УПК была закреплена процедура заочного избрания меры пресечения в виде содержания под стражей (ч. 6 ст. 193 УПК). Данные процессуальные институты требуют наличия подтверждения объявления подозреваемого в международный розыск. Однако, само понятие «международного розыска» не раскрывается действующим процессуальным законодательством, как не регламентируются и основания для признания факта того, что лицо находится в международном розыске. Это вызывает ряд проблем для правоприменения и создает неоднозначную судебную практику.

Момент приобретения лицом статуса подозреваемого и процедура объявления в розыск

Лицо приобретает процессуальный статус подозреваемого в результате определенной процедуры - уведомление о подозрении. Понятие и порядок уведомления о подозрении регламентируется статьями 276 - 279 УПК и включает в себя две составляющие: (1) составление процессуального документа - письменного уведомления о подозрении и (2) отдельное процессуальное действие - процедура вручения письменного уведомления о подозрении. Письменное уведомление о подозрении вручается в день его составления следователем или прокурором, а в случае невозможности такого вручения - способом, предусмотренным Уголовным процессуальным кодексом для вручения уведомлений. Среди причин невозможности такого вручения - неустановление местонахождения лица. В таком случае подозрение вручается под расписку взрослому члену семьи лица или другому лицу, которое с ним проживает, жилищно-эксплуатационной организации по месту жительства лица или администрации по месту его работы. После чего лицо считается подозреваемым и может быть объявлено в розыск.

Таким образом, только после принятия всех предусмотренных УПК мер по вручению уведомления о подозрении, лицо приобретает соответствующий процессуальный статус подозреваемого и может быть объявлено в розыск. Понимание таких «мер» довольно широко: отдельные суды воспринимают как меры по вручению уведомления о подозрении даже направление фотографий и сообщения через мобильные мессенджеры. Стоит отметить, что такие способы противоречат требованиям УПК относительно вручения подозрения.

Под «совершением всех предусмотренных УПК мер» следует понимать действия, направленные на установление местонахождения лица, а не передачу уведомления о подозрении с нарушением определенной процедуры.

Существует три вида розыска: государственный, межгосударственный, международный. Определение любого из них в законодательстве Украины отсутствует. В то же время, существует требование о том, что об объявлении лица в розыск следователь, прокурор выносит постановление (ст. 281 УПК). Для объявления лица в розыск в порядке статьи 281 УПК оно должно получить статус подозреваемого.

Если у правоохранителей есть сведения о том, что подозреваемый находится за пределами Украины, они имеют основания для объявления международного розыска. Дальнейшие шаги правоохранителей выглядят (по крайней мере должны выглядеть) так:

1. Вынесение постановления об объявлении лица в международный розыск;

2. Обращение в Национальное центральное бюро Интерпола с запросом об установлении местонахождения лица (т.н. «синяя карточка»);

3. В случае соответствия требованиям, НЦБ Интерпола переадресовывает запрос в Генеральный секретариат Интерпола (г. Лион, Франция), где запрос рассматривается;

4. В случае удовлетворения запроса, Секретариат направляет его к исполнению;

5. Если местонахождение лица по «синей карточке» было установлено, Секретариат направляет соответствующему следственному органу в Украине сведения о местонахождении лица;

6. Следственный орган обращается в Офис Генерального прокурора касательно обращения в компетентный правоохранительный орган соответствующей страны по поводу вручения лицу уведомления о подозрении.

Но именно здесь и начинаются правовые коллизии.

Первая проблема - неопределенность момента, с которого лицо приобретает статус подозреваемого, поскольку на практике сторона обвинения вручает уведомление о подозрении лицу дважды. Первый раз на территории Украины осуществляется направление уведомления о подозрении родственникам/членам семьи, жилищно-эксплуатационной организации по месту жительства или администрации по месту работы с целью соблюдения требований для объявления лица в международный розыск. В случае установления местонахождения лица за пределами Украины, для правоохранительных органов снова возникает необходимость вручить лицу уведомление о подозрении после запроса Офиса Генерального прокурора. Если запрос Офиса Генерального прокурора будет удовлетворен, лицу de jure во второй раз будет вручено подозрение. Поскольку для объявления лица в розыск (в том числе, международный) необходимо приобретение статуса подозреваемого, момент, с которого лицо приобретает статус подозреваемого, является ключевым.

Для решения данной проблемы уместно обратиться к практике Европейского суда по правам человека касательно соблюдения права на справедливый суд.

ЕСПЧ определяет «уголовное обвинение» как официальное доведение до сведения лица компетентным органом утверждения о том, что это лицо совершило уголовное деяние, при этом, в некоторых случаях это может осуществляться в форме других мер, осуществление которых несет в себе такое утверждение и, по сути, так же влияет на положение подозреваемого (решение по делу «Экле против Германии» от 15 июля 1982 года, п. 73).

Кроме того, Европейским судом по правам человека предъявлением обвинения признаются, в частности, следующие обстоятельства: арест лица (решение по делу «Вемгоф против Германии» от 27 июня 1968 года), официальное уведомление о намерении осуществления в отношении лица уголовного преследования (решение по делу «Ноймайстер против Австрии» от 27 июня 1968 года), начало досудебного следствия в отношении конкретного лица или арест банковских счетов конкретного лица (решение по делу «Рингайзен против Австрии» от 16 июля 1971 года).

Более того, обязанность по информированию обвиняемого о характере и основании предъявленного ему обвинения лежит исключительно на стороне обвинения и не может быть выполнена при помощи пассивного предоставления информации без обращения на нее внимания стороны защиты (решения по делам «Mattoccia v. Italy», п.65; «Chichlian and Ekindjian v. France», п.71). Обвиняемый должен действительно получить информацию. Правовой презумпции получения недостаточно (решение по делу «C. v. Italy (dec.)»). Непонятная и неофициальная информация не является достаточной (решение по делам «Т. v. Italy», п.28, и «Шомоди против Италии», п.75).

Таким образом, лицо может считаться таким, что приобрело статус подозреваемого, только после вручения ему уведомления о подозрении путем международного сотрудничества.

Максим Шевердин

Вторая проблема - международный розыск и заочное избрание меры пресечения в виде содержания под стражей являются необходимыми условиями друг для друга.

Сейчас в Украине действует лишь один способ объявления лица в международный розыск - обращение в Интерпол. Об этом говорит Инструкция о порядке использования правоохранительными органами возможностей НЦБ Интерпола в Украине в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений, утвержденная Приказом № 3/1/2/5/2/2 от 09.01.97 г. МВДУ, ГПУ, СБУ, Государственного комитета по делам охраны государственной границы, ДМС, ГНА Украины (далее - Инструкция).

После установления местонахождения лица правоохранительным органом другой страны, орган-инициатор розыска готовит и не позднее 10 дней с момента получения такой информации направляет в соответствующую прокуратуру обоснованный запрос о его выдаче, к которому прилагаются:

- Копия постановления об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей или копия приговора с подтверждением того, что приговор вступил в законную силу, заверенные гербовой печатью того органа, который вынес это постановление (приговор);

- Справка о доказательствах, которыми подтверждается вина разыскиваемого лица в совершении преступления, или копия постановления о привлечении этого лица в качестве обвиняемого;

- Заверенный текст закона (статьи Уголовного кодекса Украины), по которому квалифицируется преступление;

- Полные данные разыскиваемого лица, в отношении которого запрашивается выдача в соответствии с требованиями Инструкции;

- Справка о предыдущих судимостях;

- Справка о размере неотбытого наказания (в случаях, когда запрос о выдаче делается в отношении лица, которое уже отбыло часть назначенного судом наказания);

- Постановление следователя о розыске лица;

- Сведения о материальном ущербе, причиненном в результате преступления.

Аналогичные требования содержит "INTERPOL`s Rules on the processing data" в ст. 82 относительно требований для публикации «красной карточки» в отношении лица.

После изучения указанных материалов, возможной доработки и установления их соответствия требованиям, прокуратура передает их в Офис Генерального прокурора, который переадресовывает их соответствующему правоохранительному органу иностранного государства и, с целью оперативного информирования, направляет копию в НЦБ Интерпола.

Проблемным является требование о наличии постановления об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей.

Как уже было сказано, основания для признания факта того, что лицо находится в международном розыске, в УПК не регламентируются. Тем не менее существует требование, по которому сторона обвинения обязана доказать факт объявлении лица в международный розыск. Касательно этого 04.04.2013 г. было выдано письмо Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел «О некоторых вопросах порядка применения мер пресечения во время досудебного расследования и судебного производства в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Украины». В нем, в частности, говорится следующее:

Обязанность доказывания факта нахождения подозреваемого, обвиняемого в международном розыске возлагается на следователя, прокурора, подавшего ходатайство о применении меры пресечения, и подтверждается соответствующими сведениями (справка, выписка из базы данных Интерпола и т.д.).

Относительно обязанности стороны обвинения доказать факт пребывания подозреваемого в розыске вопросов не возникает, но существует несколько точек зрения относительно того, чем подтверждается факт объявлении лица в международный розыск.

Первая позиция заключается в том, что подтверждением факта объявления лица в международный розыск является только выписка из базы данных Интерпола. При этом выписка должна содержать информацию исключительно в отношении лица с «красной карточкой», которое подлежит аресту с целью дальнейшей экстрадиции. Другие карточки (в том числе, синяя) могут касаться также и лиц, не имеющих статуса подозреваемого, а следовательно, не могут подтверждать факт объявления подозреваемого в международный розыск.

Однако проблема заключается в том, что для выставления в отношении лица «красной карточки» необходимо избрание в отношении лица меры пресечения. В соответствии с УПК Украины для избрания в отношении лица меры пресечения заочно лицо должно быть объявлено в международный розыск. Соответственно, имеет место «замкнутый круг», при котором международный розыск и заочное избрание меры пресечения являются необходимыми условиями друг для друга.

Вторая позиция заключается в том, что объявление лица в международный розыск наступает с момента вынесения следователем соответствующего постановления, не требуя принятия Интерполом заявления следователя.

Правоприменительная практика по этому поводу неоднозначна. Сторона защиты всегда стояла на позиции того, что лицо не объявлено в международный розыск, пока о нем не будет опубликована «красную карточку». С ними не согласны правоохранители, предоставляя в качестве подтверждения только постановление об объявлении лица в международный розыск.

Суды по отдельным делам соглашались как с первой позицией, так и со второй. Впрочем, до сих пор отдельные судьи удовлетворяются только постановлением следователя. Почти всегда такая позиция суда первой инстанции обжалуется в апелляции. Наиболее обоснованной представляется такая позиция суда, изложенная в соответствующих определениях:

«... подозреваемым, который объявлен в международный розыск (в понимании ч. 6 ст. 193 УПК), следует считать исключительно лицо, находящееся в международном розыске и это подтверждается соответствующими справками и выписками из базы данных Интерпола.»

(Определение Киевского апелляционного суда по делу № 757/31623/19-к от 29.07.2019 г.)

Аналогичная позиция апелляции прослеживается в определениях по делам № 757/43633/19-к, 757/48069/19-к, № 757/35137/19-к и других.

Вместе с тем существует несколько иная позиция судей апелляционных судов. Они связывают объявление лица с вынесением постановления следователем о международном розыске, но отмечают обязательность направления запроса в НЦБ Интерпола.

«... данные о направлении правоохранительными органами любых материалов ЛИЦО_1 в НЦБ Интерпола в Украине, после объявления последнего прокурором в международный розыск, отсутствуют.

...

Исходя из изложенного, коллегия судей считает постановление прокурора отдела Главной военной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины Зварыча С.С. от 11 февраля 2019 года об объявлении ЛИЦО_1 в международный розыск, формальным.»

(Определение Киевского апелляционного суда по делу № 757/24725/19-к от 17.07.2019 г.)

Как видим, обязательным условием для объявления лица в международный розыск является обращение в Интерпол. Стоит отметить, что не все судьи соглашаются с вышеуказанной позицией. Так, по делу № 991/3010/19 Высший антикоррупционный суд (далее - ВАКС) признал факт вынесения следователем постановления об объявлении лица в международный розыск достаточным подтверждением пребывания лица в международном розыске. Суд отметил, что «положения ч. 6 ст. 193 УПК Украины не обязывают при решении вопроса об избрании меры пресечения доказывать факт пребывания лица в розыске, речь идет лишь об объявлении в международный розыск.»

Практика до сих пор остается неоднородной. По информации СМИ, для преодоления данной проблемы ВАКС даже обратился к законодателю для получения ответа на вопрос: «что является объявлением в международный розыск лица, которое, по мнению досудебного расследования, скрывается от следствия и суда?». Впрочем, однозначный ответ до сих пор не получен.

Нарушение прав лица при вручении уведомления о подозрении

В настоящее время остается возможность для злоупотреблений и процессуальных нарушений со стороны обвинения, что является третьей проблемой. Наиболее типичным является признание лица подозреваемым без соблюдения формальных процедур вручения уведомления о подозрении или нарушение такой процедуры.

ЕСПЧ в решении Sejdovic v. Italy от 1 марта 2006 года был сформулирован вопрос, который должен стать предметом исследования для национальных судов в подобных случаях: можно ли считать, что при отсутствии официального сообщения лицо было в курсе уголовного преследования настолько, чтобы иметь возможность принять решение, отказываться ему от своего права предстать перед судом или уклониться от правосудия.

Тенденция свидетельствует о том, что суды довольно часто устанавливают, что лицо не имеет статуса подозреваемого. Проблемой остается отсутствие механизма обжалования стороной защиты и/или отмены следственным судьей постановления об объявлении лица в розыск. Целесообразным путем решения данной проблемы могла бы стать норма, согласно которой постановления следователя об объявлении в розыск теряли бы силу в случае признания лица таким, которое не имеет статуса подозреваемого, или же следователи были бы обязаны отменить соответствующие постановления в случае отмены подозрения.

Другой проблемой является то, что следователи часто аргументируют пребывания лица в международном розыске наличием в отношении него «синей карточки». Как уже было сказано выше, синие карточки используются для установления местонахождения любого лица, а не только того, которое находится в розыске. Такие карточки не требуют наличия действующих ордеров на арест (постановлений о содержании под стражей). Поэтому такая позиция следователей ошибочна. К сожалению, иногда суды соглашаются с такими аргументами стороны обвинения. О недопустимости такого подхода даже высказывался Председатель Комиссии по контролю файлов Интерпола. Он указал на недопустимость нецелевого использования информационной системы международной организации как способа и предпосылок доказательства факта нахождения лица (заявителя) в международном розыске. В случае нарушения внутренних правил Интерпола, заявки будут отклонены, а опубликованные с нарушением карточки будут удаляться из базы Интерпола.

Кроме того, следователи довольно часто забывают, что предписаниями статьи 3 Устава Интерпола запрещено вмешательство в дела, связанные с действиями политического, военного, религиозного или расового характера.

Выводы

Таким образом, в уголовном процессуальном законодательстве существует ряд правовых коллизий в процедуре специального (заочного) уголовного производства (in absentia), которые сводятся к трем проблемам:

1. неопределенность момента приобретения лицом процессуального статуса подозреваемого;

2. международный розыск и заочное избрание меры пресечения в виде содержания под стражей являются необходимыми условиями друг для друга;

3. отсутствие механизма обжалования стороной защиты и/или отмены следственным судьей постановления об объявлении лица в розыск.

Существование этих правовых коллизий приводит к различному толкованию норм УПК стороной обвинения и стороной защиты, а также к неоднозначной судебной практике. А это, соответственно, приводит к нарушению прав участников уголовного производства.

Способами преодоления вышеуказанных проблем является внесение законодательных изменений в уголовное процессуальное законодательство и формирования единой судебной практики применения соответствующих норм УПК.

Максим Шевердин,

партнер, руководитель практики уголовного права

Юридической группы LCF, к.ю.н., адвокат

Читайте также:

Судопроизводство во время карантина: судебная практика по процессуальным вопросам

Как изменить или расторгнуть невыгодный договор: способ не только для карантина и не только для аренды

Не теряйте важную информацию в кризисных ситуациях! Будьте в курсе расписания судебных заседаний и загруженности судей. Отслеживайте судебные дела по контрагентам, анализируйте правовые позиции и судебные решения из свыше 85 млн. Формируйте собственную сильную позицию с Системой анализа судебных решений VERDICTUM. Получите тестовый доступ по ссылке.

Новые вызовы - новые возможности. Экосистема облачных решений LIGA360 сообщит об изменении в расписании судебных заседаний, позволит мониторить решения конкретного суда или судьи, просигнализирует об изменениях в реестрах у ваших партнеров или поставщиков. Пора заказать доступ к LIGA360

Вы можете заказать полный тестовый доступ на 4 суток к LIGA360 по ссылке.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться

Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту