Жизнь инхауса: чем юристов привлекает работа в ІТ-компании

Екатерина Тихонова, старший юридический советник департамента международного права в компании Luxoft и преподаватель программы "IT LAW", рассказала об особенностях работы инхаус юриста ІТ-компании
10.02.2020, 10:40
2610
2

У юристов существует несколько возможностей для работы с бизнесом. Это может быть позиция в юридической фирме или работа внутренним юристом (еще можно вести частную практику, но тогда нужно самим искать клиентов).

Из года в год большинство молодых специалистов настроены работать в юрфирмах. Но есть другая сторона медали - с 2017 по 2019 год с 8% до 13% увеличилось количество юристов, которые хотят работать внутренним юристом компании.

Мы решили поговорить о работе инхаус юриста ІТ-компании с Екатериной Тихоновой, старшим юридическим советником департамента международного права в компании Luxoft - одного из ведущих разработчиков программного обеспечения в Европе с самым большим офисом в Украине.

Наша редакция расспросила у Екатерины об особенностях работы инхаус юриста.

Ю: Екатерина, расскажите, пожалуйста, о себе и как вы попали в ІТ-бизнес?

Екатерина: Получив диплом юридического факультета университета имени Тараса Шевченко, я решила, что моё место среди госслужащих. Как молодой специалист, я мыслила очень идеалистически и мечтала менять страну к лучшему. Так я стала помощником следователя прокуратуры.

Уже через три месяца моё идеалистическое представление о работе в госорганах начало таять, как репутация Ильи Кивы. Последней каплей в моем море недовольства стал случай, когда нам сообщили что нужно покупать бумагу и необходимую канцелярию за свой счет. Очень трудно сосредоточиться на интеллектуальной работе, когда у тебя просто нет степлера. Далее я оказалась в исполнительной службе, но там все было гораздо хуже.

Конечно, я решила, что с меня хватит, и начала смотреть в сторону интеллектуальной собственности и, на тот момент, не слишком «хайповой» сферы IT. Читала много американской литературы, пыталась понять специфику. Скажу честно, было достаточно сложно, ведь в университете о такой отрасль даже никто не знал, поэтому начинать надо было с элементарных вещей. Так в 2013 году я попала в Luxoft на позицию помощника юриста.

Сразу стало понятно, что IT - это очень комплексная отрасль, которая охватывает и налоговое, и гражданское, и хозяйственное, и уголовное право, и т.д. Но поскольку IT-индустрия ориентирована на экспорт, самым большим вызовом для меня было усвоить западный (американский) подход к праву (потому что подавляющее большинство договоров заключается по праву США). Именно поэтому в экстремальном темпе я начала изучать американские учебники и проходить огромное количество курсов по IT-праву. Например, курсы от Harvard law school, месячные интенсивные курсы в Европе (Германия, Италия, Чехия), различные интенсивы в США и т.д. Это конечно дало мощный толчок моей карьере. Именно благодаря постоянному углублению в зарубежный опыт я веду совместные глобальные проекты с нашей General Counsel (которая находится в Нью-Йорке) и сопровождаю соглашения с крупнейшими международными клиентами Luxoft.

Ю: Юридический советник (такое название вашей позиции в компании) - это дань ІТ-индустрии, чтобы не называться просто юристом, или все-таки она отражает особенности работы?

Екатерина: В первую очередь слово "советник" действительно точнее отражает суть работы юриста в компании (инхауса), ведь основное направление работы - это советовать представителям бизнеса как заработать деньги и при этом максимально снизить риски для компании. А еще бытует мнение, что должность «юрист» (lawyer) более присуща юридическим фирмам в то время как инхаусов чаще называют юридическими советниками (legal counsel). Например, должность главного инхаус юриста в компании, как правило, называется "General Counsel", что, по моему мнению, также говорит о более широком значении, чем просто юрист.

Ю: Какие функции выполняет юридический отдел в вашей компании?

Екатерина: Если коротко, то основные задачи юридического отдела:

• Advise (советовать) - предоставлять качественные советы/консультации, ориентированные на бизнес, и делать это без лишнего формализма.

• Defend (защищать) - обезопасить интересы компании как от внешних сил, так и от внутренних раздражителей.

• Support (поддерживать) - помогать бизнесу/HR/рекрутингу в воплощении их инициатив, оставаться отделом, который умеет говорить "ДА", и отходить от привычной роли юристов, которые первым делом говорят "НЕТ".

• Communicate (общаться) - инициировать обсуждение важных вопросов с бизнесом и доносить ключевые месседжи на понятном для неюристов языке.

Ю: Звучит как слоган в органах специального назначения ? Какие роли существуют в юридическом отделе и как они распределяются?

Екатерина: У нас юридический отдел разделен на 2 направления.

Первый - международный (в котором работаю я). Работники международного направления сопровождают деятельность компании на глобальном уровне - переговоры с международными клиентами и поставщиками, GDPR комплаенс и защита данных, консультирование и менеджмент интеллектуальной собственности.

Другое направление работы - локальное, которое обеспечивает полное юридическое сопровождение отдельной локации. Сюда входят вопросы корпоративного и клиентского сопровождения и аренды, а также решение вопросов по защите персональных данных.

Часто наши задачи настолько разные, что даже интересно узнать, кто чем занимается. Иногда есть общие проекты, где команды юристов объединяются.

Ю: Можно услышать, что в компаниях недолюбливают юристов, ведь они "запрещают и тормозят" нововведения. Правда ли это, и как такая ситуация влияет на атмосферу в коллективе?

Екатерина: Как и в любых стереотипах, в таких выражениях есть доля правды. В основе такого мнения - проблема системы образования, которая навязывает студентам мышления в очень и очень узких рамках терминологии "незаконно, нельзя, невозможно, не соответствует букве закона".

Проблема в том, что никто не учил и не рассказывал, как сделать что-то, что нужно бизнесу, возможным, как находить варианты, и как это все работает на практике. Поэтому, когда кто-то приходит с таким подходом работать инхаусом, то понятно, что это портит отношения с представителями бизнеса (мы называем их деливери). Поэтому вокруг отдела может создаваться ореол формализма, и закрепляется слово "НЕТ". Например, когда компания за один шаг до подписания соглашения с клиентом на десяток миллионов долларов, "НЕТ" - это последнее, что хочет услышать деливери.

В такой ситуации важно пересиливать себя, подавливать внутреннего "зануду-формалиста" и искать альтернативные варианты. Ведь если сказать: "НЕТ", но в то же время дать 2 варианта воплощения идеи на выбор, отношение и атмосфера будут совсем другими.

Ю: Известно, что инхаус юристы должны говорить на языке бизнеса, ведь им приходится объяснять вещи неюристам. Как это отражается в вашей работе? (Приведите, пожалуйста, примеры).

Екатерина: Да, юрист и бизнес часто говорят на разных языках. Как только бизнес слышит слова, например, "liability" (ответственность), "indemnification" (возмещение убытков), "infringement" (нарушения), - мне кажется, что они просто отключаются от разговора, и я абсолютно их понимаю. То же самое происходит со мной, когда мне рассказывают о рефакторинге кода.

Именно поэтому мы стараемся доносить свои мысли в простой форме, а лучше всего работают примеры и цифры. Вот как, например, можно объяснить концепцию "limitation of liability": если вы создадите калькулятор, который сделает ошибку в своих расчетах и ??клиент получит через это миллиардный штраф - мы будем оплачивать этот штраф в полном объеме, если в договоре нет положения об «ограничении ответственности». И бизнесу сразу все становится понятным.

Ну и конечно надо овладеть runglish (использование слов английского языка вперемешку с украинскими или российскими), ведь именно так сейчас говорит большинство представителей бизнеса.

Ю: Популярно мнение, что работа инхаус юристов рутинная. Как выглядит обычный день юриста в вашей компании (назовите 3-5 задач, которые вы чаще всего решаете)?

Екатерина: Рано или поздно абсолютно любая работа становится рутинной, если нет новых вызовов. Такие вызовы может создавать или руководитель, или работник. Возможно, это зависит от конкретной ІТ-компании, но я считаю, что именно в ІТ-компании юрист может получить лучший опыт работы. Инновационный бизнес создается ІТ-компаниями, а не консалтинговыми фирмами, поэтому именно инхаус-юристы - первые, кто сталкивается с новыми юридическими вызовами. Лишь потом я, например, могу подключать внешних консультантов и, зачастую, лишь по отдельным вопросам.

Поэтому только от специалиста зависит, насколько он или она готовы выполнять одни и те же задачи или двигаться вперед и получать новые знания/навыки. Конечно же без рутины никуда, но без неё не обходятся масштабные и нетривиальные проекты, такие как слияние двух компаний (например, в прошлом году нашу компанию приобрела компания DXC за 2 млрд долларов, что стало одной из крупнейших сделок за последние годы).

По основным задачам, которые приходится часто выполнять, то это - проверка договоров с глобальными клиентами и переговоры, решение вопросов интеллектуальной собственности и Open Source инициатив (например, возможность использования кода третьих лиц или вывод нового продукта на рынок), предоставление юридических заключений по отдельным вопросам и ситуациям (например, как удалить с GitHub то, что не должно было там оказаться, или как реагировать на нарушения интеллектуальной собственности).

Ю: Ин-хаус - это среда для спокойной работы ("профессиональная пенсия") или все же для развития?

Екатерина: Все зависит от самого человека. Если кому-то подходит выполнять монотонную работу с 10 до 18 и получать одну и ту же заработную плату годами - это одно дело. Но то же самое происходит и с сотрудниками юрфирм. Я верю, что всегда есть пространство для роста. Поэтому специалист, заинтересованный в профессиональном развитии, без проблем найдет возможности для этого на позиции внутреннего юридического консультанта.

Ю: Что касается вознаграждения, правда ли то, что инхаус специалисты получают меньшую оплату, чем работники юрфирм?

Екатерина: Это стереотип, и он безосновательный. Заработная плата на 100% зависит от самого специалиста и является элементом переговоров при устройстве на работу или в процессе развития в компании. Я, например, часто веду переговоры с клиентами, а потому и о заработной плате могу пообщаться ?

Ю: Какие бонусы предлагает профессия юриста в ІТ-компании, помимо стандартных преимуществ, которые получают почти все?

Екатерина: Среди преимуществ я бы выделила следующее:

1) Расширение знаний не только в области юриспруденции, но и в сфере бизнеса. Например, в вопросах разработки программного обеспечения и моделирования бизнес-процессов; понимание, как и почему избирается та или иная модель ценообразования и т.д. Я бы хотела отметить, что в этом, зачастую, ключевое отличие между внешними консультантами и инхаус юристами. Как внутренний юрист я отвечаю за результат, то есть не только консультирую, но и принимаю решение, действую, а потом несу ответственность.

2) Работа с иностранными компаниями. В таком режиме начинаешь понимать и воспринимать различные культурные особенности, а также мыслить шире, иногда даже с позиции визионера.

3) В целом гибкий график работы. Это часто связывают со спецификой индустрии.

Ю: Какие существуют возможности развития для инхаус юристов в рамках компании?

Екатерина: Здесь есть два варианта. Расти можно вверх, то есть брать на себя больше ответственности, полностью «под ключ» сопровождать проекты и становиться менеджером. Другая возможность - расти в сторону и таким образом расширять другие компетенции (например, развиваться в сфере интеллектуальной собственности или глубже погружаться в «хайповые» сферы типа блокчейна и т.д.).

Я лично пока стараюсь больше расти вверх. Например, когда мы работали над соглашением о слиянии с DXC, для меня было честью, а также большой ответственностью, быть одной из немногих людей в 15-тисячной компании, кто вообще знал о слиянии, и участвовать в подготовке к подписанию соглашения.

Ю: В завершение, что вы могли бы посоветовать молодым юристам, которые только начинать карьеру в ІТ, или уже опытным юристам, которые решили сменить сферу деятельности?

Точно не скажу ничего нового - читать книги и проходить курсы, но не только об IT-праве, но и о том, как функционирует эта сфера вообще, какие виды IT-компаний существуют, и пытаться понять их специфику. К сожалению, на моей практике я встречала много юридических фирм, которые позиционируют себя как IT-консультанты, но очень поверхностно понимают, как работает, например, аутсорсинг. Поэтому, хотя бы на базовом уровне, но все-таки надо иметь представление, чем отличается IT от других отраслей.

Ю: Спасибо за интересную беседу и рассказ о работе инхаус юриста изнутри.

А для тех, кто еще не в ІТ, но размышляет над возможностью стать ІТ-юристом, и тех, кто хочет углубить знания по ІТ-праву, оставляем ссылки на специальную программу от Киево-Могилянской академии и IT Ukraine Association. Эта уникальная программа открывает новые карьерные возможности для юристов и предлагает им полезные знания и навыки, а не очередной сертификат. Переходите, ознакомляйтесь с деталями и делайте карьерный рывок с программой "ІТ LAW".

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться