Проект о ворах в законе - ход конем в реализации заказных производств?

Адвокаты анализируют принятые в первом чтении изменения в Уголовный кодекс в контексте иностранной практики и отечественных реалий
22.01.2020, 10:01
3071
0

https://jurliga.ligazakon.net/ua/news/191822_verkhovna-rada-khoche-sadzhati-zlodv-v-zakon

Изменениями в Уголовный кодекс Украины парламентарии планируют привлечь к ответственности «воров в законе». Теперь и в Украине открывается сезон охоты на ведьм?

19 декабря 2019 года Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект № 2513, который Президент Украины Владимир Зеленский внес в ВР 2 декабря 2019 года. Этот проект закона предусматривает внесение изменений в Уголовный кодекс Украины, чтобы прекратить деятельность преступных сообществ и привлечь к уголовной ответственности «воров в законе», а также других лиц, причастных к созданию и функционированию преступных сообществ. Будут ли способствовать запланированные нововведения уменьшению влияния на важные общественные и политические процессы со стороны «воров в законе», снижению социальной напряженности в обществе и росту доверия населения к правоохранительным органам, попробуем разобраться.

Владимир Клочков

Предпосылки к законопроекту

https://jurliga.ligazakon.net/news/114016_kriminalizatsiya-gruziey-uchastiya-v-vorovskom-mire-ne-narushaet-st-7-evropeyskoy-konventsii

Из пояснительной записки к проекту закона очевидно - на внедрение в Украине института уголовной ответственности «воров в законе» вдохновила аналогичная практика в таких странах как Грузия, Италия, в некоторой степени КНР и Япония. Так, начиная с 2005 года, в Грузии принимались специальные законы об уголовной ответственности лиц, относящихся к категории «воры в законе», что, в свою очередь, дало возможность привлечь к ответственности около пятидесяти «воров в законе». Принятие таких законов способствовало изгнанию из Грузии так называемых криминальных «элит». Отток «воров в законе» из Грузии состоялся за рубеж, где подобная уголовная ответственность не предусмотрена. Одним из таких государств оказалась Украина.

По утверждению инициатора законопроекта, практика применения норм об уголовной ответственности касательно деятельности преступных сообществ или наличия статуса «вора в законе» в Грузии соответствует соблюдению прав и свобод человека и гражданина, что подтверждено практикой Европейского суда по правам человека.

Несколько похожая ситуация и с аналогичной ответственностью в отношении этой категории людей в законодательстве Италии. Хотя в этой стране введение ответственности для объединений мафиозного типа обусловлено необходимостью противодействия исторически сложившимся объединением, действующим на основании общности родственных связей.

Иван Староста

Опираясь на положительный опыт внедрения института уголовной ответственности «воров в законе» указанных стран, а также на активную позицию ООН, Совета Европы и органов Европейского Союза в противодействии организованной преступности, автор законопроекта преследует цель прекратить деятельность преступных сообществ, привлечь к уголовной ответственности «воров в законе», а также других участников преступных сообществ и лиц, причастных к созданию и функционированию преступных сообществ.

В общем, цель принятия этого закона вполне нормальная с точки зрения запроса общества - прекращение деятельности преступных сообществ. Вместе с тем, анализ предложенных изменений в закон об уголовной ответственности дает практикующим юристам обоснованные основания опасаться возможных последствий применения такого закона.

Советские корни «вора в законе»

Для понимания кто такие «воры в законе» и какова их роль в преступном мире обратимся к истории возникновения такого явления как «воры в законе». По правде говоря, на украинском языке этот термин звучит необычно, поскольку корни возникновения этой категории людей тянутся с начала 1930-х годов с территории Советского Союза. Для рядового гражданина привычнее слышать такую ??формулировку на русском языке, как «вор в законе» или просто «вор», нежели «злодій в законі». Именно в начале 1930-х годов в преступном мире в учреждениях отбывания наказаний среди других категорий преступников выделилась новая категория, так называемая элита преступного мира.

С момента возникновения «воров в законе», они начали руководствоваться исключительно собственными законами, условно названными «понятиями», которые предусматривают определенные правила поведения. Однако, такие «законы» не выложены в одном документе, все они неписаные. Так же не прописана и процедура получения статуса «вора в законе».

Тем не менее, несмотря на отсутствие написанных законов большое влияние «воров в законе» существовал и продолжает существовать чуть ли не во всех сферах общественной и политической жизни.

Отсутствие механизма доказывания, или реализация заказных производств

Несмотря на благородную цель введения института уголовной ответственности преступного сообщества в целом и «воров в законе» в частности, а также определенное положительное отношение к такому нововведению международного сообщества, на практике применение этого вида ответственности может выглядеть не так положительно.

Так, в Уголовном кодексе предлагается закрепить на законодательном уровне такие явления, как «преступное сообщество» и «вор в законе». «Вором в законе» предлагается признавать лицо, которое придерживается присущих преступной среде традиций и правил поведения, пользуется авторитетом среди лиц, совершивших уголовные преступления, руководит, координирует и / или организовывает деятельность преступного сообщества или его части, или является участником такого сообщества. Преступным сообществом, в свою очередь, будет считаться та же преступная организация (в понимании ч.4 ст.28 УК Украины), только в отличие от последней, участником, организатором, руководителем и / или координатором преступного сообщества является именно «вор в законе».

Три новые статьи Уголовного кодекса Украины будут предусматривать ответственность, связанную со статусом «воров в законе»:

• статья 255-1 «Создание преступного сообщества и пребывание лица в статусе «вор в законе»;

• статья 255-2 «Обращение к «вору в законе» или другому участнику преступного сообщества»;

• статья 255-3 «Организация проведения встречи (сходки) представителей преступных организаций или преступных сообществ, содействие в ее проведении или руководство ею».

Так или иначе, все эти действия, которые намерены привлекать к уголовной ответственности, вытекают из одного - наличия у того или иного лица статуса «вор в законе».

Однако на практике применение указанных правовых норм реальная проблема может возникнуть именно с установлением и / или подтверждением принадлежности конкретного лица к касте «воров в законе». Причем, такая проблема возникнет, в первую очередь, у представителей органов досудебного расследования, поскольку предложенное определение «вора в законе» является неконкретным и дает возможность его толкования совершенно по-разному. Даже если лицо лично признает, что оно является «вором в законе», какие гарантии того, что лицо себя не оговаривает? Конечно, никаких.

Отсутствие зафиксированных на любых материальных носителях самой процедуры присвоения статуса «вора в законе», отсутствие зафиксированных «законов» такой категории лиц усложняет процесс доказывания данной категории правонарушений. Более того, с изменением отношения государства к «ворам в законе», «воровская» идеология также может меняться. Так, в «воровском сообществе» почти никто не использует такие выражения как «коронование». Все чаще используются другие термины, которые затрудняют возможность подтвердить принадлежность лица к «воровскому сообществу», даже если разговор будет зафиксирован, например, в ходе проведения негласных следственных (розыскных) действий.

Иными словами, автор законопроекта предлагает установить ответственность лиц за пребывание в определенном статусе, процедура получения которого и пребывание в нем практически ничем, кроме устных соображений, не регламентирована. Такой порядок вещей лишает возможности правоохранительных органов доказывать принадлежность лица к «ворам в законе».

Очевидно, чуть ли не единственным источником доказательств, которыми будет доказываться состав подобных уголовных преступлений, будут именно показания свидетелей - других участников подобных сообществ. Именно для этого две из предложенных трех статей об уголовной ответственности (ст. ст. 255-1 и 255-3) предусматривают освобождение от уголовной соответствии лиц, которые фактически разоблачили «вора в законе».

В свою очередь, формирование доказательной базы преимущественно на основе показаний свидетелей - других соучастников подобной сообщества, даст возможность силовым структурам злоупотреблять своими полномочиями, реализовывать заказные производства, привлекать к ответственности «нужных» лиц.

Так или иначе, качество применения нововведений на практике будет зависеть исключительно от профессионализма деятельности следственных и спецслужб. Главное, чтобы внесенные изменения использовались действительно в интересах общества, а не стали очередным ручным инструментом для достижения личных целей отдельной категории небожителей.

Владимир Клочков, адвокат, управляющий партнер АО «Клочков и партнеры»

Иван Староста, адвокат, партнер АО «Клочков и партнеры»

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться