Мы даем ЗНАНИЯ для принятия решений, УВЕРЕННОСТЬ в их правильности и ВДОХНОВЛЯЕМ на развитие честного бизнеса, как основного двигателя развития Украины
КРУПНОМУ БИЗНЕСУ
СРЕДНЕМУ и МЕЛКОМУ БИЗНЕСУ
ЮРИДИЧЕСКИМ КОМПАНИЯМ
ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКТОРУ
РУКОВОДИТЕЛЯМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
Для ФЛП
ПЛАТФОРМА
Единое информационно-коммуникационное пространство для бизнеса, государства и социума, а также для профессиональных сообществ
НОВОСТИ
и КОММУНИКАЦИИ
правовые, профессиональные и бизнес-медиа о правилах игры
ПРОДУКТЫ
и РЕШЕНИЯ
синергия собственных и партнерских продуктов
БИЗНЕС
с ЛІГА:ЗАКОН
мощный канал продаж и поддержки новых продуктов

Маски-шоу стоп 3: завершение трилогии или продолжение следует?

Юристы АО «Овчаров и партнеры» анализируют очередной законопроект, призванный, по словам авторов, наконец-то прекратить давление правоохранителей на бизнес
28.02.2019, 16:03
1085
0

17 января внесен третий законопроект из трилогии под названием «Маски-шоу стоп». Именно он, по мнению его авторов, должен устранить недостатки двух предыдущих неэффективных нормативных актов. И исполнить главную миссию «Маски-шоу стоп» - реформировать институт обыска и защитить владельцев компаний от нарушений их прав и злоупотреблений во время обыска со стороны правоохранительных органов.

Для этого авторами законопроекта предусмотрено внесение изменений в Уголовный процессуальный кодекс в части уточнения специальной терминологии относительно информационных технологий и понятия «вещественное доказательство». Уточнения порядка временного доступа к устройствам для обработки, передачи и хранения электронной информации и их изъятия. А также предлагается ввести уголовную ответственность должностных лиц следственных органов и органов прокуратуры за нарушение порядка временного доступа к вещам и документам, временного изъятия или ареста имущества, порядка изъятия вещественных доказательств при осмотре или обыске.

Именно такие изменения, по мнению авторов, помогут победить произвол во время обыска и защитить бизнес. Безусловно, это лучше чем ничего - фраза, которой все привыкли себя утешать.

Но все же. Где связь указанных изменений с недостатками уголовного процессуального кодекса, которые на сегодня являются устойчивыми инструментами для произвола «гостей» во время обыска? Изменения не касаются злоупотреблений правоохранителями правом инициирования перед следственными судьями предоставления разрешений на обыск. Не решают вопрос изъятия личных вещей во время обыска, что влечет за собою кражи, порчу имущества и невозможность его возврата, не раскрывают понятия препятствования проведению обыска, в результате чего он превращается силовой захват компании, с психологическим и физическим давлением на ее сотрудников. Ведь что является основными точками боли при обыске? Собственно, сам обыск, а также имущество и сотрудники, на которых давят психологически и физически. Так какие же главные вопросы, которые, помимо всего прочего, должен решать закон «Маски-шоу стоп»?

Денис Овчаров

1.Вопрос злоупотребления правом инициирования проведения обыска.

Это проблема № 1, которую нужно было бы решить еще в первой серии Маски-шоу стоп. Ведь первопричина незаконного прихода в компании - это разрешение на проведение обыска. Словосочетание «обыск в компании» давно уже перестало ассоциировать ее с непорядочностью. Ни для кого не секрет, что в Украине с обыском могут прийти в любую, даже самую белую и пушистую организацию.

Сегодня подача ходатайства о проведении обыска - лишь формальность. Наличие оснований для предоставления на него разрешения, перестало быть обязательным условием. С обыском приходят без оснований и предупреждения. Таким «предупреждением» принято считать, например, запрос на предоставление документов о хозяйственной деятельности компании в порядке ст. 93 УПК. Но при давлении на бизнес, «внезапность» обыска дает лучший эффект, поэтому в этих случаях такими запросами пренебрегают. Следователи необоснованного инициируют обыски и подают ходатайства, а следственные судьи, в связи с большой загруженностью или элементарным нежеланием критически изучать ходатайства правоохранителей и прилагаемых к ним документов, безропотно их удовлетворяют.

Но об этом законодательные инициаторы умалчивают.

2. Вопрос личного обыска.

На сегодня практически ни один обыск не обходится без незаконного изъятия личного мобильного телефона или ноутбука сотрудника. И не по одному из такого изъятия не было ни постановления, ни протокола обыска лица. В то время, когда изъятие личных вещей должно проводиться исключительно на законных основаниях, с соблюдением установленной законом процедуры для проведения обыска лица.

УПК установлено, что по решению следователя или прокурора может быть проведен обыск лиц (личный обыск лиц), находящихся в жилище или ином владении, если есть достаточные основания полагать, что они прячут при себе предметы или документы, имеющие значение для уголовного производства (ч. 5 ст. 236).

При этом в соответствии с ч. 3 ст. 110 УПК, решение следователя, прокурора принимается в форме постановления.

Постановление следователя, прокурора - это процессуальный документ, которым оформляется их решения во время уголовного производства. И действующим законодательством не установлена альтернативная форма такого решения, например устная.

Ирина Лейко

Таким образом, учитывая ч. 5 ст. 236, ч. 3 ст. 110, обыск лиц (личный обыск лиц) может быть проведен исключительно на основании постановления следователя, прокурора.

На практике же, представители правоохранительных органов пренебрегают этой нормой, и проводят личный обыск без вынесения соответствующего решения.

Во-первых, это выгодно для правоохранителей, так как не нужно придумывать обоснования для такого личного обыска;

Во-вторых, исключается возможность обжалования такого постановления;

В-третьих, зачем писать постановление, если напуганные сотрудники и так все сами отдадут?

После обыска такие личные вещи, как правило, попадают в общий протокол обыска помещения. Хотя, в соответствии с ч. 5 ст. 236 УПК, ход и результаты личного обыска подлежат обязательной фиксации в соответствующем протоколе. Под соответствующим протоколом подразумевается именно протокол личного обыска, поскольку личный обыск является самостоятельным следственным действием, что закреплено в ст. 223 УПК, не смотря на то, что может проводиться в рамках обыска компании.

Бессистемность нормативного регулирования личного обыска - еще одна лазейка для незаконного изъятия личных вещей, в том числе телефонов, техники, денежных средств. Часто такие вещи вообще не попадают в протокол обыска, а их возврат становится нереальным.

Применение психологического давления, безосновательное привлечение спецподразделений при обысках, угроза физическими расправами - верные помощники следователю. Под таким давлением сотрудники легко расстаются со своими вещами и исполняют незаконные требования. При этом кодексом не установлены основания, которые дают право применять такие спецподразделения. Критерии, по которым можно определить препятствования проведению следственных действий, отсутствуют.

3. Вопрос применения спецподразделений на обыске для психологического и физического давления.

Для чего и в каких случаях должны привлекать спецподразделения во время следственных действий? - Для преодоления реальной угрозы физического сопротивления, в уголовных производствах по тяжким и особо тяжким преступлениям. На практике же привлекают для физического и психологического давления, и, например, в делах по неуплате налогов. Чтобы вызвать страх и панику у сотрудников, унизить и дискредитировать владельца компании в глазах его подчиненных.

Поэтому разрешение на предоставление спецподразделений должен устанавливать следственных судья в своем решении об обыске. Не на ведомственном, а на законодательном уровне должно быть установлено, что силовую поддержку можно привлекать только при реальной угрозе физического сопротивления или точных данных о нахождении оружия и других данных об опасности. И уточнять терминологию следовало бы также в этой части. Например, что такое физическое сопротивление, при котором нужно привлекать спецподразделение? Это айтишник, который возмущается и оказывается отдавать свой телефон «людям в масках»? Или это особо опасный преступник, который хранит у себя нарезное оружие, компанию которого охраняют тяжелоатлеты в балаклавах, с автоматами и псами?

4. И много других вопросов…

Каким бы качественным не был заложенный кирпич и материал, здание, теряя опоры, рано или поздно начинает разрушаться, если в нем нет несущих стен. Так и в нашем случае: предложенные изменения в КПК безусловно нужны и заслуживают на внимание. Но при всей их значимости не являются механизмом защиты бизнеса от беспредела правоохранителей, поскольку имеют ряд оговорок и не решают главных проблем.

Отсутствие до этих пор единого подхода к правоприменению требований УПК и бессистемность некоторых его положений говорит нам, что серия законопроектов «Маски-шоу стоп» на этом не закончилась, и вскоре следует ждать продолжения.

Денис Овчаров,

управляющий партнер
АО «Овчаров и партнеры»

Ирина Лейко,

юрист
АО «Овчаров и партнеры»

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться