Мы даем ЗНАНИЯ для принятия решений, УВЕРЕННОСТЬ в их правильности и ВДОХНОВЛЯЕМ на развитие честного бизнеса, как основного двигателя развития Украины
КРУПНОМУ БИЗНЕСУ
СРЕДНЕМУ и МЕЛКОМУ БИЗНЕСУ
ЮРИДИЧЕСКИМ КОМПАНИЯМ
ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКТОРУ
РУКОВОДИТЕЛЯМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
Для ФЛП
ПЛАТФОРМА
Единое информационно-коммуникационное пространство для бизнеса, государства и социума, а также для профессиональных сообществ
НОВОСТИ
и КОММУНИКАЦИИ
правовые, профессиональные и бизнес-медиа о правилах игры
ПРОДУКТЫ
и РЕШЕНИЯ
синергия собственных и партнерских продуктов
БИЗНЕС
с ЛІГА:ЗАКОН
мощный канал продаж и поддержки новых продуктов

Именем Украины: как признать ипотеку недействительной

Верховный Суд Украины, рассмотрев дело о признании договора ипотеки недействительным, установил, что поскольку имущество, находящееся в общей собственности лиц, не может передаваться в ипотеку без сог...
14.11.2013, 13:17
1651
0

На заседании судебной палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины (далее - ВСУ) 30 октября 2013 года было рассмотрено дело № 6-96цс13 по иску к ПАО «Коммерческий банк «ПриватБанк» о признании договора ипотеки недействительным.

При рассмотрении этого дела ВСУ сделал правовой вывод, согласно которому имущество, находящееся в общей собственности лиц, не может передаваться в ипотеку без согласия другого совладельца. Согласно ст. 578 Гражданского кодекса (далее - ГК) и ч. 2 ст. 6 Закона «Об ипотеке» имущество, находящееся в общей собственности, может быть передано в ипотеку лишь по нотариально заверенному согласию всех совладельцев. Совладелец недвижимого имущества имеет право передать в ипотеку свою долю в общем имуществе без согласия других совладельцев при условии выделения ее в натуре и регистрации права собственности на нее как на отдельный объект недвижимости.

В мае 2012 года истец, подавший заявление о пересмотре в ВСУ, обратился в Мукачевский горрайонный суд Закарпатской области с требованием признать договор ипотеки, заключенный его матерью с «ПриватБанком», недействительным, поскольку последний был заключен сторонами с нарушением действующего законодательства (не было получено его согласие как совладельца дома на передачу имущества в ипотеку).

Решением Мукачевского горрайонного суда Закарпатской области от 25 декабря 2012 года, оставленным без изменений постановлением апелляционного суда Закарпатской области от 19 марта 2013 года, в удовлетворении иска было отказано. Определением от 17 апреля 2013 года Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (далее - ВССУ) отказал в открытии кассационного производства.

Отказывая в удовлетворении исковых требований суды низших инстанций, с выводами которых согласился кассационный суд, исходили из того, что истец стал обладателем части спорного дома на основании решения Мукачевского горрайонного суда Закарпатской области от 22 марта 2012 года, то есть более чем через три года после заключения его матерью договора ипотеки недвижимого имущества от 15 мая 2008 года. Суды сочли, что основания для признания недействительным договора ипотеки отсутствуют, поскольку на время заключения оспариваемой сделки единственным владельцем дома (предмета ипотеки) была мать истца.

ВСУ, отменяя определение ВССУ от 17 апреля 2013 года и передавая дело на новое кассационное рассмотрение, пришел к выводу, что суды, рассматривающие дело в предыдущих инстанциях, не учли, что в соответствии с применимыми к спорным правоотношениям нормами Гражданского кодекса Украинской ССР (далее - ГК УССР):

- принятое наследство признается принадлежащим наследнику с момента открытия наследства (ст. 548 ГК УССР);

- наследство считается принятым, если наследник фактически вступил в управление или владение наследственным имуществом (п.1 ч. 1 ст. 549 ГК УССР).

ВСУ указал, что исходя из указанных норм, истец как наследник принял наследство с момента его открытия.

Таким образом, суд кассационной инстанции оставил без внимания тот факт, что спорный дом в г. Мукачево Закарпатской области является общей собственностью истца и его матери, а потому не мог передаваться ею в ипотеку без согласия другого совладельца.

Андрей Тригуб

Андрей Тригуб, адвокат Адвокатского объединения «Адвокатская контора «Скляренко и партнеры», считает, что постановление ВСУ от 30 октября 2013 года по делу № 6-96цс13 существенно не повлияет на судебную практику в подобных спорах. Оно может быть использовано только в делах с подобными фактическими обстоятельствами, которые в данном случае достаточно специфичны.

Он пояснил, что суть постановления ВСУ от 30 октября 2013 г. сводится к правовой переоценке фактических обстоятельств дела - момента возникновения права собственности у истца. Так как основанием для отказа в удовлетворении исковых требований в этом деле судами предыдущих инстанций послужил вывод о том, что истец приобрел право собственности на часть дома в порядке наследования только в 2012 году по решению суда, тогда как спорный договор ипотеки был заключен в 2008 году.

Так, суд на основании п. 1 ч. 1 ст. 549 ГК УССР установил, что истец в этом деле принял наследство с момента его открытия, поскольку фактически вступил в управление или владение имуществом. ВСУ указал, что согласно ст. 548 ГК УССР принятое наследство считается принадлежащим наследнику с момента открытия такого наследства.

Учитывая тот факт, что на момент передачи имущества в ипотеку наследство уже было открытым, суд пришел к выводу, что в момент заключения спорного ипотечного договора истец уже был собственником части дома.

«Именно это обстоятельство послужило основанием для вывода ВСУ о том, что совместное имущество было передано в ипотеку без согласия всех совладельцев. Важно подчеркнуть, что правовая позиция ВСУ в постановлении от 30 октября 2013 года не является результатом особого толкования положений Закона «О ипотеке», или признания их преимущества над другими нормами как специального законодательного акта. Запрет на передачу имущества в ипотеку без согласия всех совладельцев прямо установлен в ч. 2 ст. 6 Закона, на которую и ссылается суд. Таким образом, фактически в основу анализируемого постановления ВСУ возложено правильное применение положений ГК УССР. Вывод о невозможности передачи имущества в ипотеку без согласия другого совладельца стал следствием правильной правовой оценки фактических обстоятельств дела и применения прямых норм Закона «О ипотеке», - заключил адвокат.

Сергей Тюрин

Партнер Адвокатского объединения «С.Т. Партнерс» Сергей Тюрин и младший юрист Елена Сибирцева считают, что правовой анализ и вывод ВСУ в деле № 6-96цс13 позволяет руководствоваться им как обоснованной правовой позицией, применимой к тождественным правоотношениям. Юристы отметили, что упомянутые в постановлении судебные решения дают возможность проанализировать сложившиеся правоотношения. Так, истцом было обращено внимание на ряд смежных спорных правоотношений. В таковых судом было признано недействительным договор ипотеки в связи с отсутствием согласия одного из супругов, которое бы подтверждало право распоряжения долей в общей совместной собственности (дело № 6-25510св12). Аналогично судом урегулированы правоотношения по делу № 6-6051св12, которое было указано в качестве примера наличия разного применения норм в тождественных правоотношениях. Кроме того, вопросы, связанные с наличием согласия совладельцев в подобного рода обязательствах указывают на то, что неоднозначно трактуются и вопросы раздела общего имущества, которое уже является предметом договора ипотеки. Так, постановлением ВССУ от 26 декабря 2012 года подчеркнута необходимость установления обстоятельств о способе пользования общей собственностью или обстоятельств о способе раздела спорного имущества, и не приведут ли предложенные способы к изменению целевого назначения предмета ипотеки.

По мнению юристов к аналогичным выводам о недействительном характере сделки ВССУ пришел в решении от 23 октября 2013 года по делу № 6-29747св13. В частности, судом было установлено, что одним из ответчиков, субъектом права общей собственности, не предоставлялось согласие на заключение договора ипотеки другой стороной правоотношений. В связи с этим судом были отменены предыдущие решения, установившиу возможность взыскания на предмет ипотеки, которое требовал банк.

Елена Сибирцева

«Анализ судебной практики также позволяет отметить распространенность категории дел, связанных с общей совместной собственностью супругов, а также правовых последствий расторжения брака относительно действительности сделок, связанных с ипотекой. Зачастую судами однозначно разрешаются подобные споры, в результате которых отсутствие согласия одного из супругов (после расторжения брака в том числе) влияет на правовые последствия сделки. Так, судами определяется незаконность таких сделок, поскольку режим совместной собственности распространяется на имущество супругов и после факта расторжения их брака. К примеру, решением от 23 октября 2013 года в производстве № 6-10886св13 ВССУ отклонил кассационную жалобу банка в связи с отсутствием согласия одного из супругов о предмете ипотеки, при этом судом был подтвержден тезис о режиме собственности как во время, так и после факта расторжения брака», - делятся опытом юристы.

По их словам судами также подчеркивается, что использование категории общей собственности является оценочным, в связи с чем суд должен мотивировать ее, сопоставляя обстоятельства и содержание данной категории, определять не противоречит ли таковое общему содержанию и назначению права, которым урегулированы частные правоотношения.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий