Ми даємо ЗНАННЯ для прийняття рішень, ВПЕВНЕНІСТЬ в їх правильності і надихаємо на розвиток чесного бізнесу, як основного двигуна розвитку України
ВЕЛИКОМУ БІЗНЕСУ
СЕРЕДНЬОМУ ТА ДРІБНОМУ БІЗНЕСУ
ЮРИДИЧНИМ КОМПАНІЯМ
ДЕРЖАВНОМУ СЕКТОРУ
КЕРІВНИКАМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
ФОПам
ПЛАТФОРМА
Єдиний інформаційно-комунікаційний простір для бізнесу, держави і соціуму, а також для професійних спільнот
НОВИНИ
та КОМУНІКАЦІЇ
правові, професійні та бізнес-медіа про правила гри
ПРОДУКТИ
і РІШЕННЯ
синергія власних і партнерських продуктів
БІЗНЕС
з ЛІГА:ЗАКОН
потужний канал продажів і підтримки нових продуктів

Правовая определенность и неопределенность: простой пример отсутствия верховенства права

3.08.2015, 11:33
19
8
Дмитрий Вовк
Доцент кафедры теории государства и права Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого

Верховенство права на каком-то очень простом уровне – это определенность плюс неопределенность. Мы знаем, что законы должны быть достаточно ясными, относительно стабильными и публиковаться в официальных источниках, а правоприменитель (суд, например) должен в одинаковых ситуациях применять нормы и принципы права одинаково. И в этом правовая определенность, которая и в доктрине, и в практике Европейского суда по правам человека воспринимается как важна составляющая верховенства права.

Верховенство права на каком-то очень простом уровне – это определенность плюс неопределенность. Мы знаем, что законы должны быть достаточно ясными, относительно стабильными и публиковаться в официальных источниках, а правоприменитель (суд, например) должен в одинаковых ситуациях применять нормы и принципы права одинаково. И в этом правовая определенность, которая и в доктрине, и в практике Европейского суда по правам человека воспринимается как важна составляющая верховенства права.

Тем не менее, в праве всегда есть некоторое количество сложных ситуаций, решение которых неочевидно в силу коллизий или пробелов в позитивном праве, запутанности фактической стороны дела и т.д. Если вы не придуманный знаменитым американским философом Рональдом Дворкиным судья Геркулес, обладающий исчерпывающим набором информации и бесконечным временем для рассмотрения дела, то окончательное решение судьи является для вас неопределенным, относительно непредсказуемым. Судья может принять во внимание доводы, которые вы посчитаете несущественными, и занять противоположную вашей позицию, балансируя те или иные правовые ценности.

Например, вы считаете, что мусульманские женщины могут приходить в университет в хиджабе, так как в этом их религиозная свобода, а судья скажет, что нет в силу светскости государства и отделенности религии от школы. Или вы за то, чтоб человеку, отказавшему от переливания крови по определенным убеждениям, ни при каких обстоятельствах эту процедуру не проводили, а судья ее разрешит, если на этом настаивают родственники пациента, пребывающего в коме.

И в этом неопределенность, с которой в условиях верховенства права можно смириться в виду высокого доверия институтам, которые решают сложные дела (к судам, прежде всего).

Отсутствие верховенства права – это тоже очень просто. Это определенность и неопределенность, но наоборот: когда в сложных делах решение часто очевидно заранее, а в простых – далеко не всегда.

Году в 2003 я поехал представлять интересы в Киевский областной апелляционный хозяйственный суд. Ехать мне не хотелось, но был обещан гонорар целых 1500 грн. (300 долларов по тем временам), что студенту 5 курса представлялось вполне заманчивым. Дело было простым. Одно предприятие взяло у другого предприятия помещение в аренду, заключило договор, некоторое время попользовалось и частично не оплатило арендную плату. Суд первой инстанции (Хозяйственный суд Полтавской области) взыскал неуплаченную арендную плату и штрафные санкции.

В состоянии относительной уверенности я прибыл в Киев, прошелся до суда, что был на улице Жилянской, после чего начались приключения. Заседание не могло начаться часа два, ибо, как шептались по углам помощники, не могли найти кто-то из коллегии. Когда мы все-таки начали, то на все про все ушло минут пятнадцать. Председательствующий с сонными глазами, устремленными куда-то вверх, дал слово сторонам, после чего коллегия посовещалась минут десять и огласила решение: договор аренды недействительный (не помню почему), платить ничего не надо и более того надо вернуть то, что было уже уплачено. Абсурд ситуации был в том, что даже противоположная сторона не отрицала факта пользования помещением, а по устоявшейся на тот момент практике Высшего хозсуда договор аренды мог быть недействительным только на будущее. Иными словами то, что уже было уплачено как арендная плата, возврату не подлежало, поскольку арендатор уже фактически попользовался имуществом, а вернуть стороны в первоначальное состояние (сделать использованное имущество неиспользованным) здесь невозможно. Поэтому такой вывод Киевского областного апелляционного суда вносил в понимание правового регулирования аренды полную неопределенность.

Где-то в это же время Конституционный Суд Украины рассматривал так называемое «дело о третьем сроке Президента Кучмы». Дело было непростым и касалось того, распространяется ли на Кучму норма, ограничивающая пребывание на посту Президента двумя каденциями. Суд постановил, что не распространяется, так как Кучма стал Президентом до принятия Конституции, она обратной силы не имеет, а значит, первый его срок не считается, и Леонид Данилович может баллотироваться на второй, по мнению КСУ, а на самом деле третий срок.

И в этом относительно сложном деле была полная определенность. Я не помню ни одного конституционалиста, который тогда ставил бы под сомнение, что Кучма получит необходимое решение, хотя тот состав КСУ (о нем принято с придыханием говорить «первый») был, безусловно, самым независимым или, если угодно, своенравным.

Лет через семь, в 2010 году, у моего знакомого/клиента случилась неприятность. У него перестали принимать декларации по налогу на прибыли и НДС. Мотивацией налоговики не заморачивались, у них была команда сверху, и они не принимали с кефирными лицами и скучным объяснением: поданные декларации не соответствуют (какому-то абстрактному) законодательству. Мы обратились в суд, подали шесть одинаковых очень простых исков, которые попали к пяти разным судьям (один судья вел два дела). В конце-концов общий наш счет в Харьковском окружном админсуде был такой: 4 дела мы выиграли, в одном деле по настоятельной рекомендации судьи отозвали иск после того, как налоговая приняла декларацию, и еще в одном деле тоже отозвали иск, но на этот раз под угрозой отказа в нем. Шесть абсолютно одинаковых простых дел, три разных результата и, как следствие, правовая неопределенность.

Закончились эти дела летом 2010 года, а в сентябре того же года Конституционный Суд принял приснопамятное решение о политреформе. Дело было сложным. Кто-то (и таких в профессиональной среде было, как мне казалось, большинство) говорил, что нарушена процедура внесения изменений в Конституцию, а значит, политреформа проведена неконституционным образом. Кто-то говорил, что в условиях новой Конституции страна живет уже четыре года и неразумно сейчас рушить правовой порядок. Тем не менее, мало кто сомневался, что Конституционный Суд займет ту позицию, на которой настаивал главный бенефициар этого решения – Президент Янукович. В этом была полная определенность. Собственно, так и случилось. К чему все это привело, тоже невеликая тайна.

Несколько дней назад я увидел сообщение о том, что КСУ признал конституционным президентский проект изменений, касающихся децентрализации. Нет смысла обсуждать его преимущества и недостатки, тем более что в профессиональной среде это уже неоднократно было сделано (в том числе и у нас, в рамках Харьковского юридического общества). Равно как и не нужно говорить, что дело это было сложным, имеющим, помимо юридического, политический, геополитический, моральный и другие контексты. Однако, снова мало кто полагал, что Конституционный Суд не поддержит Президента и решение будет каким-то иным (более интересен вопрос, было ли оно таким, если б состав КСУ был бы полностью обновлен в 2014 году). Так что опять полная определенность.

А за недели две до вывода КСУ о конституционности президентского проекта мне попалось в руки дело о нанесении ущерба физическому лицу. Дело простое. Ущерб есть и задокументирован. Причинитель вреда – юридическое лицо, которое занималось хозяйственной деятельностью не только с нарушением ряда технических стандартов, но и вообще никак не оформив свою деятельность. Никаких очевидных оснований отказать во взыскании возмещения вреда нет. Уверен ли я в успехе истца? Нет, не уверен. Абсолютная неопределенность.

Підготовано спеціально для Платформи ЛІГА:ЗАКОН
Зв’язатися з редактором

Увійдіть, щоб залишити коментар