Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту

Методы ускорения досудебного расследования

Николай Ничипорук, юрист, адвокат Arzinger, и Анастасия Присяжнюк, младший юрист Arzinger, поделились путями разрешения данной проблемы

Ни для кого не секрет, что в настоящее время, участники уголовного производства, в частности пострадавшие с их представителями, довольно часто вынуждены сталкиваться с тотальным нежеланием правоохранительных органов качественно выполнять свои обязанности. В отдельных случаях даже случается откровенный произвол и саботаж со стороны следователя или дознавателя, в результате чего процесс досудебного расследования фактически приостанавливается, или же вообще уголовное производство закрывается в связи с окончанием срока на проведение досудебного расследования.

Как результат, такое бездействие отечественных правоохранительных органов наглухо перечеркивает основополагающие принципы Конституции Украины и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и ярко иллюстрирует их нежелание развивать правовое государство.

Еще большую остроту ситуации добавляет текущий процессуальный статус потерпевшего. Как известно, пострадавший не является стороной уголовного производства. Обретение полноценного статуса стороны уголовного производства возможно только в установленных Уголовным процессуальным кодексом Украины (далее - УПК Украины) случаях, в частности в случае отказа прокурора от поддержания государственного обвинения. В связи с чем, потерпевший фактически лишен возможности самостоятельно и в процессуальном порядке собирать доказательства, в том числе путем проведения временного доступа к вещам и документам или судебной экспертизы. Указанное в совокупности со ст. 93 УПК Украины ставит потерпевшего в зависимость от воли следователя, дознавателя или прокурора, и полностью нивелирует хорошо известный жизненный принцип "спасение утопающего - дело рук самого утопающего".

Николай Ничипорук

Поэтому, адвокаты, не желая мириться с такой ситуацией и стремясь достичь желаемых клиентом результатов, вынуждены прибегать к использованию самых разнообразных путей к принуждению правоохранителей качественно исполнять свои обязанности.

Одним из таких путей является использование института обжалования решений, действий или бездействия органов досудебного расследования или прокурора в ходе досудебного расследования, предусмотренного ст. 303 УПК Украины. Система довольно проста - потерпевший, направив ходатайство инициирует проведение того или иного следственного действия, получает отказ в ее проведении, адвокат оспаривает такой отказ и получает решение следственного судьи об обязательстве следователя, дознавателя или прокурора провести следственное действие. На первый взгляд, довольно действенный инструмент с более или менее устоявшейся судебной практикой.

Впрочем, существует ряд ситуаций, когда потерпевший лишен возможности обжаловать действия или бездействие органа досудебного расследования или прокуратуры, из-за фактического отсутствия в указанной статье УПК Украины пункта, который бы давала на это право. К примеру, невозможно обжаловать отказ в проведении процедуры временного доступа, поскольку это не следственное действие, а мера обеспечения уголовного производства. Еще один случай - когда следователь удовлетворяет поданное потерпевшим ходатайство, но продолжает уклоняться от его фактического исполнения. Получается, что он формально не отказал в проведении следственного действия, хотя и совершает бездействие, и в то же время такая бездеятельность в большинстве случаев не будет рассматриваться следственными судьями как подлежащая обжалованию по п. 1 ч. 1 ст. 303 УПК Украины.

Исходя из этого, стает очевидным, что иногда даже институт обжалования решений, действий или бездействия следователя, дознавателя или прокурора, не может гарантировать ускорения процесса досудебного расследования или хотя бы проведение инициированной пострадавшим следственного или процессуального действия.

Другим путем к ускорению процесса досудебного расследования является обжалование прокурору высшего уровня несоблюдения следователем, дознавателем или прокурором разумных сроков. Порядок осуществления такого обжалования также достаточно прост - потерпевший или его представитель подают на рассмотрение вышестоящему прокурору (относительно прокурора-процессуального руководителя) жалобу на основании ст. 308 УПК Украины, в которой обосновывают свои доводы о неэффективности следствия и несоблюдение разумных сроков при проведении досудебного расследования. По результатам рассмотрения такой жалобы, вышестоящим прокурором принимается решение об удовлетворении жалобы, с предоставлением прокурору обязательных для исполнения указаний, или об отказе в ее удовлетворении.

Однако, данный метод также не всегда дает ожидаемый результат. Довольно часто случается так, что вышестоящий прокурор удовлетворяет жалобу, предоставляет следователю письменные указания, а также уверяет жалобщика, что уголовное производство поставлено на личный контроль. Однако, такие обещания, не имеют ничего общего с реальным влиянием на следователя, дознавателя или прокурора-процессуального руководителя, а предоставленные указания остаются без фактического выполнения.

И третий путь, вероятно, наиболее эффективный - установление следователю, дознавателю или прокурору конкретного срока на совершение тех или иных процессуальных действий.

Как известно, действующим УПК Украины предусмотрено, что одной из задач уголовного судопроизводства является обеспечение быстрого, полного и беспристрастного расследования, а своеобразным гарантом выполнения этой задачи на досудебном расследовании является следственный судья. В свою очередь, статьи 28 и 114 УПК Украины, наделяют следственного судью правом на ограничение сроков на проведение следователем, дознавателем или прокурором процессуальных действий. Такое ограничение может применяться для обеспечения выполнения сторонами уголовного производства требований разумного срока, а также в случае необходимости осуществления уголовного производства в более короткие сроки. Среди возможных инициаторов ограничения сроков на проведение процессуальных действий закон также предусматривает потерпевшего.

Чтобы продемонстрировать практическое применение данного метода, следует вернуться к вышеупомянутой ситуации, когда следователь хотя и удовлетворяет ходатайство потерпевшего о проведении следственного действия, но все же уклоняется от его реального проведения. Как и отмечалось, формально, его бездействие не может быть обжаловано на основании п. 1 ч. 1 ст. 303 УПК Украины. Следовательно, для обеспечения выполнения следователем, взятого на себя обязательства, потерпевший или его представитель обращаются к следственному судье с ходатайством по ст. ст. 28, 114 УПК Украины. Среди прочего, в ходатайстве об установлении срока отмечается факт удовлетворения следователем ходатайства о проведении следственного действия, об отсутствии каких-либо активных действий следователя, направленных на реализацию ходатайства потерпевшего, а также обосновывается максимальный срок, который понадобился бы следователю для проведения предлагаемого следственного действия. По результатам рассмотрения такого ходатайства, следственным судьей выносится определение об обязательстве следователя провести следственное действие в строго определенный срок. В результате следователь, понимая последствия неисполнения судебного решения, вынужден провести предлагаемое потерпевшим следственное действие.

Анастасия Присяжнюк

Также, данный метод можно применять не только при представительстве интересов потерпевшего, но и при осуществлении защиты подозреваемого, или так называемого потенциального подозреваемого в фактовом производстве. Практикующим адвокатам хорошо известно, что процесс "кошмаренья" клиента бесконечными допросами, обысками и арестами имущества может длиться годами. И для того, чтобы это прекратить следует активно применять статьи 28 и 114 УПК Украины вместе со ст. 283 этого же кодекса. Реализация такого метода не слишком сложная и среди прочего содержит в себе 3 основных элемента.

Первый - доказательство факта подозрения клиента в совершении уголовного правонарушения. В случае получения клиентом письменного уведомления о подозрении этот элемент является лишь формальностью. В то же время, если же клиента о подозрении никто не сообщал, но правоохранительными органами продолжается применение к нему неоправданного процессуального принуждения, адвокат должен уделить наибольше внимания данному элементу. В частности, следует качественно, со ссылкой на конкретные решения Европейского суда по правам человека, которых в настоящее время уже довольно много, обосновать нарушение права клиента на защиту и ввиду каких именно действий правоохранителей, к нему должны применяться те же нормы процессуального закона, что и к подозреваемому. Второй элемент - доведение необоснованности и противоправности ограничения законных прав и интересов клиента, а также чрезмерной продолжительности такого ограничения. При этом, важным является именно констатация факта нарушения принципа разумности сроков. И третий элемент - обоснование объективно необходимого срока для завершения досудебного расследования и прекращения процессуального принуждения клиента. Здесь стоит учесть, как объективную загруженность органа досудебного расследования и прокуратуры, так и наличие в УПК Украины четко определенных сроков на проведение отдельных процессуальных действий.

Также, применяя данный метод, адвокатам следует ходатайствовать перед следственным судьей только об обязательстве прокурора завершить досудебное расследование не позже конкретного срока. При этом не нужно ходатайствовать об обязывании прокурора принимать конкретное процессуальное действие из перечня ч. 2 ст. 283 УПК Украины. Это обусловлено тем, что при рассмотрении ходатайства адвоката может быть объективно не известно, с принятием какого процессуального решения завершится досудебное расследование, а решение этого вопроса является прерогативой прокурора-процессуального руководителя.

В результате, если адвокатом было надлежащим образом доказано вышеприведенные элементы, следственный судья выносит определение, которым признает факт затягивания досудебного расследования, обязывает прокурора завершить его в конкретно определенный срок и принять одно из процессуальных решений, предусмотренных ч. 2 ст. 283 УПК Украины. Действенность данного метода уже неоднократно подтверждена нами в своей практической деятельности, а его соответствие предписаниям процессуального закона уже проверено Верховным судом.

Подытоживая, стоит отметить, что проблема затягивания правоохранительными органами процесса досудебного расследования, к сожалению, существует, и она крайне негативно влияет на права и законные интересы как отдельных граждан, так и бизнеса. В то же время, действующий УПК Украины, имеет достаточно инструментов для противодействия бездействию следователя, дознавателя или прокурора. Каждый из них является действенным по-своему и должен применяться в соответствии с ситуацией. Следовательно, основными задачами адвоката являются объективный анализ причин задержки досудебного расследования и избрание правильного метода для его ускорения.

Николай Ничипорук

Юрист, адвокат Arzinger

Анастасия Присяжнюк

Младший юрист Arzinger

Читайте также:

Как Минюст будет составлять админпротоколы на адвокатов из-за несоблюдения правил финмониторинга?

Анализируйте судебные решения для подготовки выигрышной позиции в суде с помощью комплексного решения LIGA360: АДВОКАТ. Получите доступ ко всей необходимой нормативно-правовой, консультационной информации, используйте алгоритмы действий в разнообразных ситуациях. А самое главное: попробуйте Verdictum PRO - инновационную систему для оценки вероятности победы в суде с помощью искусственного интеллекта. Заказывайте уже сейчас.

Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням
Оставьте комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий
Войти
На эту тему