Профдеформация юриста: и смех, и грех

Как отличить «деформированного» юриста от «нормального»? Найдите у себя симптомы профессиональной деформации - подозрительность, нигилизм, формализм и т. п. - и решите, нужно ли с этим бороться.
20.09.2012, 11:11
3348
38

Жертвы профессии

Любая профессиональная деятельность придает лицам, ее осуществляющим, определенные качества. Влияние профессии на личность чаще всего касается специальностей, связанных с общением. Причем в наибольшей степени профессиональная деформация выражена у тех, кто работает с людьми, имеющими отклонения от нормы (физической, интеллектуальной, поведенческой). То есть, адвокаты, следователи, судьи и т.п. - в лидерах «профдеформированных».

Профессиональная деформация может носить эпизодический или устойчивый характер, быть поверхностной или глубокой, проявляться в профессиональной деятельности или при личном общении. Невозможно просчитать и момент, когда юриста постигнет такая участь - это может произойти и на ранней стадии формирования профессионала, и даже в процессе обучения, или же существенно позже.

Само понятие «деформация» предполагает наличие некой «формы», то есть, нормы «идеального юриста», отклонения от которой и будет игрой не по правилам. Но где найти критерии определения «нормальности» юридического правосознания? Как же узнать «деформированного» юриста, как отличить его от «нормального»? Особенности могут проявляться и в манере поведения и речи, в идеях, суждениях, и даже в физическом облике. Юристы и сами замечают за собой некоторые признаки так называемой профессиональной деформации, и вовсе не стесняются этого.

Симптомы и клинические проявления

Нигилизм

Правовой нигилизм - неуважительное отношение к праву, законам, нормативному порядку… Казалось бы, как может юрист не уважать законы? Но именно соприкоснувшись с юридической практикой, юрист узнает, что закон, к сожалению, дышло, и университетская наука от римского права до букв современных нормативных актов - не более чем красивая утопия. Разочарование в юриспруденции может привести к таким последствиям, как правая невоспитанность, отсталость, косность, невежество, антиправовое настроение, неуважение норм профессиональной этики, желание решать проблемы клиента исключительно вне правового поля.

Идеализм

Правовой идеализм - по сути, обратная сторона нигилизма. Еще одна крайность, в которую могут впасть юристы. Как правило, идеализм свойственен начинающим юристам (адвокатам), которые искренне считают, что все в жизни должно происходить в соответствии с нормами права. Однако, социальные нормы не всегда совпадают с правовыми, и бездумное следование правовым нормам может привести к негативным последствиям - и не только для клиентов юриста, но и для всех окружающих его людей.

«Не стоит осуждать ни юристов-идеалистов, ни юристов-нигилистов - все они работают по закону (читай - по «дырам в законах»). И эти законы, и эти дыры созданы законодателями ... Так что не стоит обвинять и образовательную систему в юридических вузах: там рассказывают все правильно, по книгам, просто сейчас надо давать студентам гораздо больше практики, чем теории», - размышляет адвокат, психолог Ирина Калинская.

«Не стоит осуждать ни юристов-идеалистов, ни юристов-нигилистов...»

Формализм

Ситуации, с которыми работают юристы, достаточно типичны. В каждой сфере права, в каждом виде дел, несмотря на кажущуюся со стороны индивидуализированность, чаще всего есть свой стереотипный подход к решению. Типовые договоры, иски по шаблону, однотипные приемы и методы защиты - ко всему этому привыкает юрист, и ему начинает казаться, что и любая жизненная ситуация может быть подведена под некий формальный подход, в том числе и касаемо личных, семейных проблем и т.п.

«Самая главная наша привычка - упрощение, - считает адвокат, психолог Игорь Покотило. - Упрощение слов, упрощения чувств, упрощение профессионального поведения... И это все усилено негативным отношением к миру, к людям, к профессии. Это, пожалуй, суть нашей профессиональной деформации».

Сюда также относим сформировавшиеся особенности речи и аргументации - подтверждение каждого своего тезиса, постоянные ссылки на что-то, предельная логичность, использование в устной речи «канцеляризмов» с оборотами «как следует из вышесказанного», «вследствие и по причине того, что», «соответственно» и «непосредственно». Плюс риторика в разговоре - склонность не говорить, а «вещать».

«За мой недолгий опыт работы я в последнее время все чаще слышу: «оставь свои юридические штучки» или «объясни простыми словами»... Видать, таки профдеформация произошла...», - пишет пользователь одного из форумов.

Эмоциональное выгорание

Бывает, конечно, что к юристу обращаются по радостным поводам - например, выгодный брачный контракт оформить или наследство после шестиюродного заморского дядюшки. Много и нейтральной работы. Но очень часто приходится решать серьезные проблемы. Сталкиваясь с человеческим горем, юристы волей-неволей должны эмоционально «защищаться», а в результате - становятся черствыми, не способными проявить простое человеческое сочувствие. Вскоре клиент воспринимается как объект, а его проблемы - как поломка, которую нужно устранить. Это переносится и на личные отношения юриста - они становятся холодны и к близким людям, негативно относятся к своим коллегам, да и уровень самооценки падает. Такая эмоциональная холодность особенно характерна сотрудникам правоохранительных органов, судьям, госисполнителям.

Это так называемый «синдром эмоционального выгорания», в котором выделяют три стадии:

1) снижение положительных эмоций, связанных с работой, возникновением чувства неудовлетворенности, тревожности, пустоты;

2) неприязнь, пренебрежительное отношении к клиентам, которые проявляются сначала в разговорах с коллегами, а затем постепенно и в присутствии клиентов;

3) равнодушие, потеря интереса к работе, себе, близким людям.

«Что касается «синдрома эмоционального выгорания», то могу сказать, что это случается с теми, кто занимается не своим делом, - поделился своим мнением Сергей Боярчуков, управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и партнеры». - Я обожаю свою работу и уверен, что ничем другим заниматься бы не смог. Это же шикарная работа! По сути - ты продаешь воздух. Более того, каждый юрист зарабатывает ровно столько, сколько он хочет. Это мое глубокое убеждение. Поэтому вопрос эмоционального выгорания, скорее, стоит подымать, когда речь идет о нелюбимой работе, или когда ты просто не в состоянии справиться со стрессом в силу того, что ты занимаешься не своим делом».

ЧСВ (чувство собственной важности)

Термин, популярный в Интернете, успешно применим и к «деформированным» юристам. Проще говоря, это что-то похожее на завышенную самооценку, но намного печальней.

Типичные проявления чувства собственной важности:
- синдром гуру - поучения, желание учить других и наставлять на «путь истинный»;
- споры - отстаивание своей точки зрения, доказывания, и даже внутренние диалоги с воображаемыми оппонентами;
- желание получить признание, постоянное перетягивание внимания на себя;
- героизм - образ героя в своем лице. Это ощущение борьбы с внешним миром, с условиями своей жизни, с людьми, с их «тупостью», «заблуждениями» и т.д. Это образ страдальца, мученика в борьбе за светлую идею.

«Главная наша привычка - упрощение: слов, чувств, профессионального поведения»

«Синдром Станиславского»

Подозрительность - один из наиболее характерных признаков профессиональной деформации сотрудника правоохранительных органов (следователя). В связи с тем, что в своей деятельности следователь часто сталкивается с обманом, у него может выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность. Одностороннее влияние негативного опыта порой приводит к тому, что он в значительной степени утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого в совершении неблаговидных действий, в любом упущении видит умысел, в каждом заподозренном - преступника.

Именно поэтому от собеседников юристы требуют конкретики и аргументов, не желают принимать что-либо априори. «Замечал у многих коллег привычку даже в нерабочей обстановке задавать людям вопросы, ответы на которые, вроде бы, очевидны и лежат на поверхности. А у меня уже стало это проблемой в повседневной жизни. Некоторые даже обижаются, когда я начинаю уточняющие вопросы задавать, видимо понимают, что я их начинаю подозревать в чем-то», - пишет юрист на одном из форумов.

Кроме того, при ответах на вопросы юристы чаще всего не могут сказать односложно - «да» или «нет». Ведь «все, что сказано, может быть использовано против вас», и к формулировкам юристы научены подходить основательно, с объяснениями и подробной аргументацией. То есть, помимо внешнего остроумия и логического мышления, у профессии есть и другая сторона - необходимость выискивать ошибки, тонкие места, двусмысленности и т.д.

«С одной стороны, это и неплохо - не будешь покупать сомнительные товары у мошенников или ходить на собрания Свидетелей Иеговы, - написал на форуме еще один юрист. - С другой стороны - не мешает ли это распахнуть душу перед другим человеком, опасаясь, что он в нее высморкается?»

Две стороны медали

Так же как в любой профессии, профессиональная деформация юриста проявляется через стереотипные действия. В начале работы развитие стереотипов полезно, поскольку ускоряет понимание ситуаций, однако когда они начинают доминировать, восприятие действительности становится упрощенным, а уверенность в своих возможностях - излишней, что понижает и аналитические способности, и гибкость мышления, и умение взглянуть на вещи с иной позиции.

Но стоит упомянуть о еще одном термине - профессиональный тип личности. Далеко не все особенности характера и поведения юристов надо воспринимать в черном цвете. Набор определенных качеств присущ, и даже необходим каждому юристу. По сути, «нормальных» юристов не бывает, и наблюдать за собой достаточно забавно, главное - не перегибать палку, и не допустить необратимости тлетворных процессов.

Юридическая профессия может очень даже положительно влиять на личность. Например, повышаются коммуникативные способности, умение разбираться в людях, эффективно разрешать конфликты, контролировать свои эмоции и т.д. Развивается мышление, память, внимание, ораторские умения, дисциплинированность, ответственность. Для одних юристов профессиональная деформация чревата снижением уровня профессионализма, проблемами в семье, а иногда и концом карьеры. Для других осознание трудностей и поиск возможностей их преодоления открывает новые перспективы.

В качестве мер профилактики профессиональной деформации психологи советуют менять вид деятельности в нерабочее время - например, заниматься спортом. Если возникает пресыщенность общением, следует побыть наедине с собой. Кроме того, развивайте в себе чувство юмора и самокритичность. Способность посмеяться над собой всегда позволяет остаться в здравом уме.


Юлия Шешуряк, журналист сайта ЮРЛИГА

*В оформлении использованы изображения из сообщества «Типичный юрист» в соцсети Vkontakte.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться

Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту