Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту

Анализ некоторых противоречивых правовых позиций Верховного Суда

Материал подготовила Марина Семенова, адвокат, Адвокатское Бюро «ЮФ «Семенова и Партнеры» (г. Киев)

В соответствии с Законом Украины «Про судоустройство и статус судей» Верховный Суд является наивысшим судом в системе судоустройства Украины, одна из задач которого состоит в обеспечении постоянства и единства судебной практики и одинакового применения норм права судами разных специализаций.

К сожалению, иногда коллегии ВС и Большая Палата ВС принимают сомнительные с точки зрения нормативного обоснования решения, благодаря которым возникает правовая неопределенность в некоторых отношениях.

Предлагаем вниманию несколько противоречивых правовых позиций Верховного Суда, которые вызвали наибольший резонанс.

Взыскание неустойки (пени) по договору банковского вклада в порядке части 5 ст. 10 Закона Украины «О защите прав потребителей»

Постановление от 09.11.2021 № 320/5115/17 Верховный Суд. Большая Палата.

В деле № 320/5115/17 ВС, рассматривал вопрос относительно взыскания процентов, трех процентов годовых и неустойки (пени) по договору банковского вклада в порядке части 5 ст. 10 Закона Украины «О защите прав потребителей» от 12.05.1991 № 1023-XII (Далее - Закон № 1023-XII).

Больше всех рассмотрения этого дела почти полтора года ожидали «крымские вкладчики» «Приватбанка», поскольку производства по их делам, находившимся на рассмотрении в судах, либо откладывались, либо приостанавливались до рассмотрения дела № 320/5115/17. Между адвокатами, практикующими в сфере банковского права, обсуждались разные варианты возможного решения, но результат, к сожалению, превзошел все негативные ожидания.

Анализ части пятой статьи 10 Закона N 1023-XII дает основания сделать вывод о том, что начисление пени должно осуществляться на всю сумму удерживаемых банком средств, то есть на сумму вклада и начисленных на сумму вклада процентов, за каждый день с момента обращения клиента с требованием про выдачу денег до дня фактической выдачи.

К аналогичным выводам пришла Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 20 марта 2019 года по делу N 761/26293/16-ц (производство N 14-64цс19), Верховный Суд в составе коллегии судей судебных палат Кассационного гражданского суда у постановлениях: 1) от 05 июня 2019 года по делу N 757/32522/17-ц (производство N 61-461св19); 2) от 19 июня 2019 года по делу N 359/8114/17 (производство N 61-81св19); 3) от 11 января 2020 года по делу № 335/11482/16-ц (производство N 61-19787св19); 4) от 12 февраля 2020 года по делу N 643/6454/16-ц (производство N 61-27396св18); 5) от 29 января 2020 года по делу N 757/53464/18 (производство N 61-14248св19); 6) от12 февраля 2020 року по делу N 757/42043/18-ц (производство N 61-8130св19).

Однако, во время рассмотрения дела № 320/5115/17 ВС, рассматривая вопрос о взыскании неустойки (пени) пришел к другому выводу и указал, что после прекращения договора банковского вклада по решению суда, правоотношения между сторонами прекращаются, поэтому на спорные правоотношения не распространяется часть пятая статьи 10 Закона N 1023-XII.

Необходимо сказать про то, что такой вывод ВС уже привел к формированию у судов нижестоящих инстанций разного отношения к применению части пятой статьи 10 Закона N 1023-XII в подобных правоотношениях. Некоторые суды приходят к выводу о том, что депозитный договор считается расторгнутым с даты обращения вкладчика с заявлением о расторжении договора и, ссылаясь на правовую позицию ВС по делу № 320/5115/17 отказывают в удовлетворении требований относительно взыскания пени (неустойки). В качестве примера можно привести постановление Киевского апелляционного суда от 01.02.2022 года по делу № 753/8586/17.

Считаю, что позиция ВС в деле № 320/5115/17 является достаточно противоречивой. По своей природе неустойка является видом обеспечения исполнения обязательства и правовым последствием его нарушения (мерой гражданско-правовой ответственности). Пеня, как форма неустойки - изменяемая величина и зависит только от срока, на который должник просрочил исполнение, поэтому отказ потребителя от договора банковского вклада или его расторжение на основании решения суда не создает последствий для вкладчика (потребителя), в виде отсутствия оснований для применения части пятой статьи 10 Закона N 1023-XII.

В настоящее время на рассмотрении Большой Палаты ВС находится аналогичное дело № 761/16124/15-ц, потому можно надеяться на то, что вскоре одна из самых противоречивых, за период 2021 года, позиций ВС будет изменена. Это даст возможность обеспечить эффективную защиту нарушенных прав потребителей, которые всегда являются слабой стороной договора.

Относительно рассмотрения споров об обжаловании решений и действий общего собрания кооператива в порядке хозяйственного производства

Постановление от 13.10.2020 № 683/351/16-ц Верховный Суд. Большая Палата

В рассматриваемом деле истец - глава правления потребительского общества обратился в суд с иском, в котором просил признать незаконными и отменить постановление собрания уполномоченных органов общества о: прекращении его полномочий как главы правления общества и увольнении его с должности в соответствии с пунктом 5 статьи 41 КЗоТ Украины; назначении временно исполняющим обязанности главы правления этого общества другого лица. И просил восстановить его на работе, взыскать в ответчика средний заработок за время вынужденного прогула и возместить моральный вред. Во время рассмотрения спора ВС пришел к выводу о том, что спор необходимо рассматривать по правилам хозяйственного судопроизводства.

Анализ указанного судебного решения позволяет сделать вывод о том, что ряд вопросов, которые рассмотрены в этом решении Верховного Суда не вызывают сомнений, однако, позиция относительного того, что споры об обжаловании решений и действий общего собрания кооператива подлежат рассмотрению в порядке хозяйственного судопроизводства выглядит противоречивой с точки зрения реального обеспечения прав лица, подающего иск.

Во-первых, при рассмотрении дела ВС сослался на вывод Конституционного Суда Украины в деле № 1-2/2010, во время рассмотрения которого Конституционный Суд Украины осуществил официального толкование части 3 ст. 99 Гражданского кодекса Украины в редакции, действующей на дату рассмотрения (12.01.2010 г.) и касающейся вопроса устранения члена исполнительного органа общества от исполнения своих обязанностей.

Однако, из дела № 683/351/16-ц усматривается, что на время принятия общим собранием потребительского общества решения и на дату вынесения решения ВС, ст. 99 ГК Украины имела совсем другую редакцию, а именно: «полномочия члена исполнительного органа могут быть в любой момент прекращены или он может быть временно отстранен от исполнения своих полномочий». Это основание дает возможность под другим углом рассмотреть реализацию прекращения полномочий руководителя, которое, кроме всего прочего, отличается по своей процедуре от устранения.

Кроме того, истец обратился в суд в связи с увольнением его с должности в соответствии с пунктом 5 ст. 41 Кодекса законов о труде Украины, толкование которой Конституционным Судом Украины во время рассмотрения дела № 1-2/2010 не осуществлялось.

Указанные обстоятельства дают возможность рассматривать расторжение трудового договора на основании пункта 5 ст. 41 КЗоТ Украины в рамках трудового права.

Во-вторых, после дополнения части первой ст. 41 КЗоТ Украины пунктом 5 на основании Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты прав инвесторов» от 13 мая 2014 года N 1255-VІІ, который вступил в действие 01.06.2014 г. Собственник ала уполномоченный орган получил право расторгнуть трудовой договор и прекратить трудовые отношения с должностными лицами на основании принятого им решения.

Необходимо отметить, что для увольнения по пункту 5 ст. 41 КЗоТ Украины нет необходимости указывать причины увольнения. Однако, несмотря на то, что комментированная норма предусматривает право собственника без указания причин расторгнуть трудовой договор с должностным лицом, несоблюдение самой процедуры увольнения на основании пункта 5 ст. 41 КЗоТ Украины является основанием для восстановления сотрудника на работе. Из материалов дела усматривается, что истец был уволен вопреки ч. 3 ст. 40 КЗоТ Украины в период его временной нетрудоспособности. К тому же постановление собрания уполномоченных органов потребительского общества о прекращении полномочий истца как главы правления было принято с нарушением корпоративных норм потребительского общества. Таким образом, имеет место несоблюдение процедуры увольнения по пункту 5 ст. 41 КЗоТ Украины, что является основанием для восстановления сотрудника на работе.

В пункте 4 постановления №13 от 24.10.2008 г. «О практике рассмотрения судами корпоративных споров» Пленум Верховного Суда Украины разъяснил, что споры, связанные с обжалованием членами исполнительных органов общества, а также членами наблюдательного совета общества, заключившими з обществами трудовые договоры, решений соответствующих органов общества об увольнении (устранении, отстранении, отзыва) их с должности, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства как трудовые споры.

Подводя итог изложенному, считаю, что при рассмотрении указанной категории дел необходимо обращать внимание на то, что если истец обращается в суд за защитой своих трудовых прав как наемного сотрудника, а не участника хозяйственного общества, способом защиты нарушенных или обжалуемых прав в таких категориях споров является обращение с иском о восстановлении в должности, обязательстве устранить препятствия в исполнении должностных обязанностей соответствующего должностного лица хозяйственного общества. То есть спори, связанные с обжалованием решений органов обществ, которые стали основанием для увольнения должностного лица - наемного сотрудника, следует рассматривать в порядке гражданского судопроизводства.

В порядке хозяйственного судопроизводства могут рассматриваться только споры, в которых основание иска - признание незаконным решения собрания потребительского общества об увольнении с должности главы правления общества в связи с несоблюдением требований законодательства и учредительных документов во время созыва и проведения общего собрания хозяйственного общества, что является нарушением прав участника на управление обществом, а не трудовых прав руководителя общества. Поскольку спор в этой части по своей правовой природе и правовым последствиям относится к корпоративным спорам.

Марина Семенова

Основания для начала досудебного расследования

Постановление от 30.09.2021 № 556/450/18, производство 51-4229км20, «Верховный Суд. Кассационный уголовный суд»

Во время рассмотрения дела ВС пришел к выводу, о том, что: «основанием начала досудебного расследования являются не любые принятые и зарегистрированные сообщения, а только те из них, из которых усматриваются весомые обстоятельства, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения».

По-мнению ВС, «следователь, прокурор, после принятия и регистрации заявления или уведомления об уголовном правонарушении должен проверить достаточность данных, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, после чего им принимается решение о начале досудебного расследования путем внесения соответствующих сведений в ЕРДР»

На мой взгляд, с таким выводом ВС невозможно согласиться в связи со следующим:

В соответствии с положениями части 1 статьи 214 Уголовного процессуального кодекса Украины следователь, прокурор, дознаватель, немедленно но не позднее 24 часов после подачи заявления, уведомления о совершении уголовного правонарушения или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование.

Толкование положений части 1 статьи 214 Уголовного процессуального кодекса Украины изложено в пункте 1 части 2 письма Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел «О некоторых вопросах порядка обжалования решений, действий или бездеятельности во время досудебного расследования» от 09.11.2012 № 1640/0/4-12, где определено, что «в статье 303 УПК определен порядок обжалования бездеятельности, которая может заключаться в следующем: 1) бездеятельность следователя , прокурора которая состоит в невнесении сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований после получения заявления или уведомления об уголовном правонарушении на протяжении 24 часов после получения заявления об уголовном правонарушении».

Таким образом, анализ указанных норм свидетельствует о том что, если кто-то подал заявление о совершении уголовного правонарушения следователь или дознаватель обязан внести сведения в ЕРДР, независимо от собственного мнения о наличии состава преступления, поскольку предусмотренная статьей 214 Уголовного процессуального кодекса Украины обязанность по внесению в ЕРДР не требует предварительного оценивания поданного заявления. Это задача досудебного производства.

Марина Семенова,

адвокат, Адвокатское Бюро «ЮФ «Семенова и Партнеры» (г. Киев),

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник,

НИИ правового обеспечения инновационного развития

Национальной академии правовых наук Украины

Историю прохождения судебного дела можно проверить в VerdictumPRO. Узнайте, не было ли решение пересмотрено или отменено, оцените весь ход дела и спрогнозируйте продолжительность рассмотрения. Закажите VerdictumPRO отдельно или еще с 50 цифровыми инструментами в составе LIGA360:Юрист.

Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням
Оставьте комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий
Войти
На эту тему