Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту

Налоговые споры: ТОП-5 позиций Верховного Суда в 2021 году

Материал подготовили Антон Синцов, советник Asters, и Елизавета Володина, младший юрист Asters

В последние годы вопросы налоговых проверок и их последствия остаются в топ-5 актуальных тем как для представителей бизнеса, так и для практикующих налоговые споры юристов.

Указанная проблематика приобрела новую волну актуальности в 2021 году, после снятия моратория на проведение проверок и обновления плана-графика проверок.

Поэтому крайне важно "держать руку на пульсе" новых позиций Верховного Суда и Большой Палаты по спорам с налоговыми органами.

В данной статье мы поделимся нашими наблюдениями и правовыми взглядами судей высшего судебного органа за 2021 год.

Фиктивность - список обстоятельств

Одним из распространенных аргументов налогового органа по результатам проверки остается наличие признаков фиктивности хозяйственных операций. Именно поэтому, в ходе обжалования налоговых уведомлений-решений, плательщики в большинстве случаев сосредотачивают свою позицию именно на доказывании реальности сделок и формировании соответствующей доказательной базы.

Помочь разобраться в этом вопросе может относительно недавняя позиция Верховного Суда по делу № 820/11305/15, в рамках которого кассационная инстанция обратила внимание налоговой на перечень обстоятельств, которые в случае надлежащего подтверждения доказательствами могут свидетельствовать о нереальном характере хозяйственных операций, а именно:

• невозможность осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или услуг

• неосуществление лицом, числящимся производителем товара, предпринимательской деятельности

• отсутствие у налогоплательщика необходимых условий для достижения результатов соответствующей предпринимательской, экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств

• учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, непосредственно связанных с возникновением права на налоговый кредит или бюджетное возмещение, если для данного вида деятельности также требуется осуществление и учет других хозяйственных операций

• совершение сделок с товарно-материальными ценностями, которые не производились или не могли быть произведены в объеме, указанном налогоплательщиком в документах учета

Приговор как признак нереальности

Налоговые споры часто сопровождаются наличием уголовных производств против контрагентов плательщика, а соответственно и документами, которые налоговая приобщает к материалам дела в подтверждение нереальности хозяйственных операций. Одним из таких документов является приговор суда.

На уровне Верховного Суда неоднократно высказывалась позиция, что факт наличия приговора не дает оснований для автоматического заключения о нереальности хозяйственных операций, в результате чего необходимо проверять доказанность каждого налогового правонарушения и осуществлять комплексное исследование всех составляющих хозяйственных операций.

При этом в судебной практике встречаются и противоположные позиции, трактующие наличие приговора в пользу позиции налоговой.

Поэтому неудивительно, что в июне прошлого года Большая Плата приняла к рассмотрению дело №160/3364/19, призванное прояснить в том числе и указанную правовую проблему.

В частности, принимая определение о передаче дела на рассмотрение Большой Палаты, Верховный Суд отметил необходимость отступить от выводов ВСУ, изложенных в делах № 810/5645/14, 826/3477/13-а , 826/15034/14, о том что статус фиктивного, нелегального предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью и хозяйственные операции таких предприятий не могут быть легализованы даже при формальном подтверждении документами бухгалтерского учета, а также что сам факт того, что на момент рассмотрения дела в отношении должностных лиц контрагентов не были вынесены приговоры, не может опровергать достоверность их объяснений относительно характера заключенных соглашений и фактического совершения сделок по этим соглашениям.

Ожидаем, что в 2022 году Большая Палата по результатам рассмотрения указанного дела определится с правовыми подходами к оценке приговора суда по налоговым делам.

Антон Синцов

Налоговая накладная - доказательство реальной сделки

Еще одна позиция Большой Палаты, которая была высказана в прошлом году и, по нашему убеждению, достойна внимания плательщиков, приведена в постановлении по делу № 910/23097/17, и касается формирования налогового кредита по сделкам на поставку услуг. В частности, Большая Палата указала, что:

• по общему правилу, несоблюдение письменной формы договора (отсутствие единого документа и т.п.) не свидетельствует о недействительности или незаключенности сделки

• налоговые накладные, полученные из Единого реестра налоговых накладных, являются для получателя товаров/услуг основанием для начисления сумм налога, относящихся к налоговому кредиту, то есть влекут за собой правовые последствия

• основанием для возникновения у плательщика права на налоговый кредит по налогу на добавленную стоимость является факт реального осуществления операций по приобретению товарно-материальных ценностей с целью их использования в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности плательщика налога, а также оформление соответствующих операций надлежащим образом составленными первичными документами, отображающими достоверные сведения об их объеме и содержании

• устанавливая правило об обязательном подтверждении сумм налогового кредита, законодатель, безусловно, предусматривает, что эти документы являются достоверными, то есть подтверждаемые ими операции действительно имели место

По указанным аргументам Большая Палата резюмирует, что налоговая накладная, выписанная одной стороной в договоре (подрядчиком) на поставку услуг в пользу другой стороны (заказчика), может являться доказательством сделки ввиду того, что такое поведение сторон свидетельствует о их воле по наступлению соответствующих правовых последствий.

Приказ на проверку - возможность оспаривания

Долгое время на уровне кассационного суда было два противоположных подхода к обжалованию приказа о проведении налоговой проверки.

В одном случае судьи считали, что обжалование приказа является возможным способом защиты. В другом, отмечали, что такое обжалование является неэффективным способом защиты, ведь приказ как акт индивидуального действия исчерпан в результате проведения проверки.

Указанную правовую дилемму в прошлом году решила Большая Палата по результатам рассмотрения дела № 816/228/17. В частности, позиция коллегии сводилась к тому, что:

· в случае если контролирующий орган был допущен к проведению проверки на основании приказа о ее проведении, то этот приказ как акт индивидуального действия реализован его применением, поэтому его обжалование не является надлежащим и эффективным способом защиты права налогоплательщика, поскольку отмена приказа не может привести к восстановлению нарушенного права

· неправомерность действий контролирующего органа при назначении и проведении проверки не может быть предметом отдельного иска, но может являться основанием иска о признании противоправными решений, принятых по результатам такой проверки.

Елизавета Володина

Судебный сбор - продление срока

В практике каждого юриста, практикующего налоговые споры, наверняка, встречались ситуации, когда налоговые органы при подаче апелляционной или кассационной жалобы просят суд продлить срок для оплаты судебного сбора.

Суды долгое время не имели единой позиции по этому поводу - некоторые коллегии отказывали в продлении срока, некоторые были склонны к продлению.

Указанная проблематика не осталась без внимания Большой Палаты, которая в постановлении по делу № 640/3393/19 четко указала, что лицо, которое содержится за счет государственного бюджета, имеет право в пределах бюджетных ассигнований осуществить распределение средств с целью обеспечения оплаты судебного сбора, непринятия субъектом властных полномочий мер по выделению средств для оплаты судебного сбора или перераспределения имеющихся сметных назначений не может считаться уважительной причиной пропуска процессуального срока обращения в суд.

Также, в случае пропуска сроков государственными органами уважительной причиной не может выступать необходимость соблюдения внутренней процедуры выделения и согласования средств на оплату судебного сбора налоговым органом или временное отсутствие таких средств. Отсутствие бюджетного финансирования не предоставляет субъекту властных полномочий право в любое время после истечения срока апелляционного обжалования реализовывать право на апелляционное обжалование судебного решения.

***

Как видим прошлый год был плодотворным на значительные правовые позиции как Большой Палаты, так и Верховного Суда. При этом, прогнозируем, не менее насыщенный на важные и беспрецедентные правовые позиции в 2022 году, ведь на уровне налоговых споров остается еще немало неоднозначных вопросов, которые имеют значение для налогоплательщиков и требуют внимания высшего судебного органа.

Антон Синцов,

советник Asters

Елизавета Володина,

младший юрист Asters

Удобная работа с судебными решениями - в системе VerdictumPRO. 94 млн судебных дел, 20 фильтров для точного поиска дел по инстанции, фамилии судьи, с позицией Верховного Суда. Подробности по ссылке.

Читайте также:

Актуальный взгляд Верховного Суда на возмещение расходов на профессиональную юридическую помощь

Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням
Оставьте комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий
Войти
На эту тему