"Маски-шоу стоп–3": что бизнесу хорошо, то правоохранителям - смерть

Адвокат анализирует очередную инициативу относительно изменений уголовного законодательства
24.01.2020, 16:54
861
0

В Верховную Раду подали законопроект о внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины и Уголовный кодекс Украины (относительно совершенствования порядка применения отдельных мер обеспечения уголовного производства). Версия № 2740 призвана защитить бизнес от злоупотреблений со стороны правоохранительных органов: необоснованного изъятия носителей электронной информации во время обысков и выемок.

Сейчас законопроект требует немедленного принятия, но против этого документа будут выступать практически все правоохранительные органы. Дело в том, что проект закона №2740 выглядит как точная копия законопроекта №9484 от 17.01.2019, однако его не приняли в прошлом году в Верховной Раде.

В заключении Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности к законопроекту №9484 ряд правоохранительных структур - Генеральная прокуратура Украины, Служба безопасности Украины, Национальные полиция Украины, Национальное антикоррупционное бюро Украины, Государственное бюро расследований, а также специалисты Министерства юстиции Украины, занимают одинаковую позицию: положения этого законопроекта противоречат принципам уголовного судопроизводства и задачам уголовного судопроизводства, а реализация отдельных его норм создаст дополнительные преграды следователям в установлении обстоятельств совершения преступлений и подтверждения их доказательствами.

Анастасия Гурская

Адвокаты другого мнения в отношении законопроекта №2740 - его нормы имеют значительные преимущества для бизнеса и не совсем понятно, чем будут созданы дополнительные преграды следователям, кроме обеспечения прав бизнеса и соответствующего баланса между задачей уголовного производства и принципом неприкосновенности права собственности.

Попробую выделить основные преимущества законопроекта для бизнеса и проанализировать, что же так будет мешать следователям:

1. Определение понятия «устройства для обработки, передачи и хранения электронной информации или их составляющие» и «электронная информация», случаи признания вещественными доказательствами. Выделение понятий на законодательном уровне в уголовном процессе: что же все-таки является устройствами для обработки, передачи и хранения электронной информации, так сказать «внешней оболочкой», а что электронной информацией в качестве вещественного доказательства, является важным. Так как в большинстве случаев для уголовного процесса имеет значение сама информация с целью установления соответствующих обстоятельств, а не носитель, где такая информация сохраняется. Лишь в отдельных случаях носитель может играть важную роль как предмет или средство уголовного преступления.

Если этот законопроект примут, то в случае, когда информация на носителях будет признаваться вещественным доказательством, сами носители информации не могут быть признаны вещественными доказательствами за исключением случаев невозможности отделения информации от устройства без его повреждения.

Выходит, что определение этих понятий никоим образом не мешает следствию в досудебном расследовании, а вот представителей бизнеса оно страхует от изъятия компьютерной техники и других носителей информации, не имеющих никакого значения в качестве вещественных доказательств. Ведь последствия необоснованного изъятия такого имущества временами становятся плачевными, а процесс возвращения изъятого при обыске имущества иногда может занимать месяцы, а то и больше года. При этом с каждым днем ценность такой техники уменьшается, а предприятие несет убытки в связи с отсутствием средства труда.

Для чего нужно изъятие техники, если доказательственное значение имеет сама электронная информация? Конечно, некоторым следователям проще всего во время обыска изъять общей массой всю найденную технику, чем разбираться, что имеет отношение к уголовному производству, а что нет, а потом просто передать экспертам для компьютерно-технической экспертизы.

Хотя неоднократно на практике встречала, когда отдельные следователи (детективы) все же проверяют актуальность информации на устройствах и принимают решение о необходимости их изъятия только в случае нахождения соответствующих файлов, имеющих значение для уголовного производства. Очевидно, сложности для следствия в таких изменениях возникнут лишь в том, что во время обыска необходимо будет больше «поработать» и в дальнейшем не тратить бюджетные средства на лишние компьютерно-технические экспертизы.

2. Обязанность хранения оригинала документа, в том числе электронного. В случае изменений, предлагают регламентировать обязательное хранение оригинала документов в течение всего времени уголовного производства и предусматривают случаи, когда копия такой информация предоставляется владельцу (собственнику) имущества. При том, что определяют право следователя / прокурора / суда отказать владельцу или его представителю в предоставлении копий этого документа или его оригинала, приведя конкретные мотивы отказа в своем постановлении (решении).

То есть, опять же никаких препятствий следствию, а только обязанность хранить оригиналы документов, что обеспечивает право стороны защиты всегда инициировать вопрос подлинности и действительности соответствующего документа, проверить отсутствие фальсификации. При этом предоставляется право ограничить доступ владельца имущества к документу, если это каким-то образом вредить.

3. Ответственность за потерю вещественного доказательства. Законодатель предлагает обязать сторону уголовного производства, которая потеряет или уничтожит вещественное доказательство, вернуть владельцу такую же вещь или возместить ее стоимость, опять же, никоим образом не препятствует следствию, а только создает дополнительные гарантии владельцам имущества и определенную ответственность для лиц, которые изымают имущество. Это справедливый и важный аспект защиты права собственности в правовом государстве.

4. Дополнительная гарантия против необоснованного изъятия и ареста. Предметы или средства труда и / или изъятие которых может нанести существенный вред их владельцу (законному владельцу) возвращаются собственнику (законному владельцу) или передаются ему на ответственное хранение, а также устанавливается ответственность за незаконность изъятия такого имущества. То есть, сначала необходимо устанавливать, действительно ли соответствующее устройство для хранения электронной информации имеет важное значение, а потом уже удалять. Опять же, никаких препятствий следствию, а только лишняя регламентация о недопустимости незаконного изъятия.

Отдельно определена и невозможность ареста устройств для хранения электронной информации, кроме случаев возможной конфискации и специальной конфискации по общим правилам и условиям доказанности оснований для применения того или иного вида конфискации.

5. Временный доступ без изъятия носителей информации. Так, предлагается, чтобы временный доступ к устройствам для обработки, передачи и хранения электронной информации или их составляющих осуществлялся без их изъятия (выемки) путем снятия копии информации, в них содержится, кроме случаев, когда это необходимо для сохранения самой информации. И это вполне логично, ведь временный доступ осуществляется для получения, в первую очередь, доступа к документам, в том числе и электронных, как вещественного доказательства, а не с целью накопления большого количества устройств для хранения информации, которая не имеет никакого доказательного значения, в помещениях правоохранительных органов.

6. Уголовная ответственность за безосновательное изъятие устройств для хранения электронной информации. Умышленное нарушение следователем или прокурором установленного порядка временного доступа к вещам и документам или временного изъятия или ареста имущества, а также порядка изъятия вещественных доказательств при осмотре или обыска, если это нанесло ущерба собственнику (законному владельцу) данного имущества или документов будет уголовно-наказуемым.

Конечно, правоохранители не в восторге от таких жестких условий в случае незаконного изъятия имущества, но безосновательное нарушение права собственности должно наказываться. Не так ли? Такой подход исключит принцип обыска «я следователь и я решаю, что влечет, а что нет, а вы уже обжалуйте в суд».

Не принятый законопроект № 9484 в 2019 году имеет шанс в 2020-м на принятие уже под №2740, ведь неприкосновенность права собственности - важная гарантия развития бизнеса, а отрицание правоохранителей относительно препятствования таких норм работе следствия не имеют оснований. Нормами законопроекта лишь предлагается оптимизация проведения обыска без изъятия ненужных вещей и усиление ответственности за незаконное изъятие.

Анастасия Гурская, адвокат, партнер АО «Клочков и партнеры»

Отслеживать изменения в законодательстве удобно и просто в ИПС ЛГА:ЗАКОН. Контролировать изменения н/п актов можно по таким реквизитам: статус документа; официальное опубликование текста; новая редакция. Убедитесь в преимуществах сервиса, заказав тестовый доступ.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться