Тест деловой цели в судебной практике

Младший партнер Legal House Дмитрий Кулик проанализировал некоторые особенности Конвенции MLI
27.12.2019, 16:25
731
15

Конвенцию MLI, вступившую в силу для Украины 1 декабря 2019 года, налоговое юридическое сообщество обсуждает уже более года.

Для того, чтобы налогоплательщики не злоупотребляли налоговыми льготами в трансграничных операциях, кроме иных предохранителей, Конвенция внедряет тест основной цели (Principle Purpose test). Статья 7 содержит положения о том, что налоговая может отказать налогоплательщику в пользовании налоговыми льготами, если основной или одной из целей операции плательщика является получение налоговых льгот в соответствии с Конвенцией. Если ранее для применения льготной ставки налога на основании конвенции об избежании двойного налогообложения на практике достаточно было иметь справку о налоговом резидентстве бенефициара и подтверждение того, что получатель пассивного доходов является их бенефициарным владельцем, а не посредником или агентом, то теперь придется считаться и с тестом основной цели.

Тест основной цели не является новинкой для украинских налогоплательщиков. Уже почти 10 лет при оформлении результатов налоговых проверок контролирующие органы используют концепцию «деловой цели», доказывая отсутствие хозяйственных операций из-за отсутствия деловой цели у субъектов правоотношений. Именно понятие "деловой цель", активно используется в судебной практике, хотя и встречается в Налоговом кодексе Украины только как определение в пункте 14.1.231 Налогового кодекса Украины.

Непризнание процентов по кредиту в рамках расходов

В деле № 826/10852/15 от 23.07.2019 суд встал на сторону контролирующего органа и обратил внимание на то, что экономический эффект от любой хозяйственной операции не должен заключаться исключительно в снижении налоговой нагрузки на хотя бы одного из участников сделки.

В результате плановой проверки контролирующий орган пришел к выводу, что Общество безосновательно включило в расходы проценты за пользование кредитными средствами, которые были выплачены нерезиденту - аффилированному лицу. Заключение основывается на том, что договор между Обществом и нерезидентом был заключен без наличия деловой цели, так как кредитные средства использовались для закупки зерна, которое в дальнейшем поставлялся тому же нерезиденту-кредитору.

Суд отметил, что "Получение истцом от связанного лица-нерезидента средств в займ для обеспечения собственной хозяйственной деятельности не привело к приросту или сохранению активов или их стоимости, а вызвало исключительно к увеличение обществом расходов с целью минимизации налоговых обязательств по налогу на прибыль".

Дмитрий Кулик

Детальный анализ этого кейса доказывает, что для подтверждения наличия деловой цели в каждой хозяйственной операции, необходимо обеспечить наличие экономической цели у каждого из участников операции.

На обязательность наличия разумной экономической цели в каждой хозяйственной операции налогоплательщика обратил внимание Верховный Суд и в совсем "свежем" постановлении от 05.11.2019 по делу № 818/6203/13-а. Верховный Суд констатировал, что только при условии наличия экономической цели хозяйственная операция считается совершенной в рамках хозяйственной деятельности налогоплательщика и может быть учтена в его бухгалтерском учете. Так, если по определенным причинам товар продается ниже себестоимости, а стоимость реализации включаются расходы на перевозку, то налогоплательщик должен доказать наличие объективных факторов, которые привели к снижению цены продажи товара и убыточности хозяйственной операции, и подтвердить, что его первоначальной целью все же было получение прибыли.

Имеют ли коммерческие соглашения экономический эффект?

Интересный подход использовал суд при рассмотрении дела № 2а-3376/10/1370 по иску физического лица - предпринимателя к контролирующему органу об отмене налогового уведомления-решения. Налоговики пришли к выводу о нереальности хозяйственных операций между ФОП и Обществом в связи с отсутствием экономического эффекта от предоставленных Обществом услуг, которые заключались в поиске потенциальных клиентов.

Проанализировав материалы дела, суд пришел к выводу об обоснованности выводов фискалов, так как физическим лицом-предпринимателем не было предоставлено подтверждения увеличения продаж и увеличения числа клиентов вследствие предоставления услуг Обществом, а следовательно для ФОП отсутствует экономический эффект от услуг контрагента.

Суд резюмировал, что "Использование соглашений и совершение действий, которые не имеют другой экономической цели кроме минимизации уплаты налогов - является злоупотреблением правом на свободу предпринимательской деятельности. »

В бизнесе допустимо, что та или иная хозяйственная операция не всегда достигает позитивного экономического эффекта, хотя и была направлена на него, но налогоплательщикам необходимо доказать, что они совершили все возможные действия для достижения позитивного результата.

Так и в деле № 813/1066/16 контролирующий орган пришел к выводу, что взаимоотношения ФОП и ряда юридических лиц лишены разумной экономической цели, поскольку в результате осуществления ними хозяйственных операций ФОП не получил реального экономического эффекта, что свидетельствует исключительно о желании ФОП оптимизировать свою налоговую нагрузку.

По результатам рассмотрения материалов дела суд отметил, что "только хозяйственные операции, осуществленные при наличии разумных экономических причин (деловой цели), являются совершенными в рамках хозяйственной деятельности. А следовательно, содержание понятия разумной экономической причины (деловой цели) предусматривает обязательную направленность любого операции плательщика на получение позитивного экономического эффекта, то есть на прирост (сохранение) активов плательщика (их стоимость), а также создание условий для такого прироста (сохранения) в будущем.

Судебная практика свидетельствует также и о том, что если контролирующими органами предоставлено достаточно убедительных доводов и доказательств отсутствия деловой цели в той или иной хозяйственной операции, то в большинстве случаев судебные решения выносятся не в пользу налогоплательщика, даже при условии наличия у него надлежащим образом оформленных документов.

Критерии PPT-теста, теста основной цели, начинают применяться к хозяйственным правоотношениям с 1 января 2020 года. Это означает, что через несколько дней критерии "деловой цели" будут распространяться и на трансграничные соглашения. Любые операции с нерезидентами будут под бдительным оком фискалов. Тем не менее еще есть час пересмотреть свои структуры и операции с иностранными контрагентами и подготовить соответствующие обоснования.

Младший партнер Legal House Дмитрий Кулик

С помощью сервиса «Референт» в системе мониторинга и анализа судебных решений VERDICTUM достаточно просто контролировать появление новых судебных позиций по интересующему вас вопросу. Для этого достаточно сформировать поисковый запрос, использовав все многообразие доступных критериев, и поставить результаты запроса на контроль. Если вы еще не пользуетесь системой, закажите тест и убедитесь в ее эффективности.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий
Рассылка новостей
Подписаться