Мы даем ЗНАНИЯ для принятия решений, УВЕРЕННОСТЬ в их правильности и ВДОХНОВЛЯЕМ на развитие честного бизнеса, как основного двигателя развития Украины
КРУПНОМУ БИЗНЕСУ
СРЕДНЕМУ и МЕЛКОМУ БИЗНЕСУ
ЮРИДИЧЕСКИМ КОМПАНИЯМ
ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКТОРУ
РУКОВОДИТЕЛЯМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
Для ФЛП
ПЛАТФОРМА
Единое информационно-коммуникационное пространство для бизнеса, государства и социума, а также для профессиональных сообществ
НОВОСТИ
и КОММУНИКАЦИИ
правовые, профессиональные и бизнес-медиа о правилах игры
ПРОДУКТЫ
и РЕШЕНИЯ
синергия собственных и партнерских продуктов
БИЗНЕС
с ЛІГА:ЗАКОН
мощный канал продаж и поддержки новых продуктов

Антикоррупционные прокуроры Шредингера

Материал издания ЮРИСТ&ЗАКОН № 24 от 12. 07. 2018
12.07.2018, 14:36
11
1

Создание в Украине антикоррупционного суда в последние месяцы не обсуждал разве что ленивый, а подписанием соответствующего Закона Президент создал отдельное медиасобытие. При этом часто одним из основных аргументов в пользу необходимости его образования звучало то, что антикоррупционный суд должен стать завершением формирования своеобразного треугольника противодействия коррупционным преступлениям, дополнив уже созданные Национальное антикоррупционное бюро Украины (далее - НАБУ) и Специализированную антикоррупционную прокуратуру (далее - САП). На эту своеобразную антикоррупционную систему как один из основных аргументов указывали не только местные приверженцы создания антикоррупционного суда, но также послы наших западных партнеров и представители международных доноров Украины.

Впрочем, оставив за скобками дискуссию о полномочиях и механизме формирования антикоррупционного суда, а также "слаженности" действий НАБУ и САП, хотелось бы сосредоточить внимание на проблеме законодательного регулирования полномочий САП, без решения которой антикоррупционный суд не будет способен оправдать никаких ожиданий, возлагаемых сейчас на него всеми приверженцами его образования. Системный анализ норм законодательства относительно полномочий прокуроров САП в криминальном процессе свидетельствует о том, что на сегодняшний день совсем не отсутствие антикоррупционного суда является самым слабым звеном "антикоррупционной цепочки".

Прокуроры-непрокуроры и непрокуроры-прокуроры

Согласно статье 19 Конституции Украины органы государственной власти и их должностные лица обязаны действовать исключительно на основании, в рамках полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины.

Уголовный процессуальный кодекс Украины (далее - УПК) содержит не только нормы, определяющие полномочия прокуроров в уголовном процессе, но и норму, собственно, и определяющую, какие должностные лица органов прокуратуры могут на законных основаниях такие полномочия использовать.

В частности, определение понятия "прокурор" в понимании УПК содержится в пункте 15 части 1 статьи 3 данного Кодекса.

В оригинальном тексте УПК, вступившем в силу в ноябре 2012 г., в данном пункте прямо перечислялись должности в органах прокуратуры, которые Кодекс наделял полномочиями прокуроров в уголовном процессе: Генеральный прокурор Украины, первый заместитель, заместители Генерального прокурора Украины, их старшие помощники, помощники, прокуроры Автономной Республики Крым, областей, городов Киева и Севастополя, прокуроры городов и районов, районов в городах, межрайонные и специализированные прокуроры, их первые заместители, заместители прокуроров, начальники главных управлений, управлений, отделов прокуратур, их первые заместители, заместители, старшие прокуроры и прокуроры прокуратур всех уровней.

К такому определению никаких вопросов не возникало, так как оно, во-первых, было максимально понятным, а во-вторых, указанный перечень включал все без исключения должности прокуроров, существовавшие на то временя.

Однако после принятия в 2014 году Закона Украины "О прокуратуре" (далее - Закон) в новой редакции им же были внесены изменения и в упомянутую норму УПК, с тех пор Кодекс непосредственно не содержит перечня должностных лиц, которые могут считаться прокурорами в уголовном процессе, а отсылает в этих целях к ведомственному Закону. Дословно в нем определено, что прокурором в понимании УПК является лицо, "занимающее должность, предусмотренную статьей 17 Закона Украины "О прокуратуре" и действующее в рамках своих полномочий".

Отсылка с этой целью именно к статье 17 Закона, которая называется "Подчинение прокуроров и выполнение приказов и указаний", уже кажется весьма странной, поскольку все должности в органах прокуратуры, которые с точки зрения данного Закона наделены статусом прокурора, перечислены в другой норме Закона - статье 15 под названием "Статус прокурора". Почему законодатель выбрал такую своеобразную форму закрепления полномочий прокуроров в уголовном процессе, остается лишь догадываться.

Тем не менее еще интереснее то, что в статье 17 ведомственного Закона не упоминается ни об одной должности в Специализированной антикоррупционной прокуратуре - ни первого заместителя или заместителей руководителя САП, ни руководителей или прокуроров отделов САП (следовательно, такие должности не предусмотрены данной статьей, как того требует статья 3 УПК). Не упоминается в этой статье и руководитель САП, но поскольку он по должности одновременно является также заместителем Генерального прокурора (а такая должность все же фигурирует в статье 17), то фактически изо всей САП только ее руководитель может считаться прокурором в понимании УПК.

Полный текст материала читайте в издании ЮРИСТ&ЗАКОН перейдя по ссылке.

Для получения доступа к этому и другим материалам информационно-правовой системы ЛИГА:ЗАКОН - воспользуйтесь БЕСПЛАТНЫМ тестом и оцените весь масштаб и преимущества предоставляемых услуг.

Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий