Мы даем ЗНАНИЯ для принятия решений, УВЕРЕННОСТЬ в их правильности и ВДОХНОВЛЯЕМ на развитие честного бизнеса, как основного двигателя развития Украины
КРУПНОМУ БИЗНЕСУ
СРЕДНЕМУ и МЕЛКОМУ БИЗНЕСУ
ЮРИДИЧЕСКИМ КОМПАНИЯМ
ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКТОРУ
РУКОВОДИТЕЛЯМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
Для ФЛП
ПЛАТФОРМА
Единое информационно-коммуникационное пространство для бизнеса, государства и социума, а также для профессиональных сообществ
НОВОСТИ
и КОММУНИКАЦИИ
правовые, профессиональные и бизнес-медиа о правилах игры
ПРОДУКТЫ
и РЕШЕНИЯ
синергия собственных и партнерских продуктов
БИЗНЕС
с ЛІГА:ЗАКОН
мощный канал продаж и поддержки новых продуктов

Об эффективности залога в уголовном процессе

15.02.2013, 09:44
23
5
Наталья Руденко
Руководитель практики уголовного права ЮФ Constructive Lawyers, адвокат

В последнее время все чаще к подозреваемым в уголовном производстве применяют такой вид мер обеспечения, как залог. Но применить-то его - дело не хитрое. Важно, чтобы избранная мера обеспечила должное поведение фигуранта и в будущем была правильно распределена. Благо на эту тему уголовный закон (как старый, так и новый) более или менее прописан, а вот вопрос возврата залоговых денег лицу, их внесшему, на практике остается открытым…

В последнее время все чаще к подозреваемым в уголовном производстве применяют такой вид мер обеспечения, как залог. Но применить-то его - дело не хитрое. Важно, чтобы избранная мера обеспечила должное поведение фигуранта и в будущем была правильно распределена. Благо на эту тему уголовный закон (как старый, так и новый) более или менее прописан, а вот вопрос возврата залоговых денег лицу, их внесшему, на практике остается открытым…

Отсутствие в УПК четких регламентаций осуществления процесса возврата залога;   несовершенство норм специального подзаконного акта; часто встречающееся отношение чиновников к выдаче денег с государственного счета - всё это и формируют порочную практику усложнения фактически простейшей процедуры. На практике залогодатель долгими месяцами должен «выбивать» свои кровные.

Зачастую залогодатель и подозреваемый – это разные люди. И всегда есть риск, что столкнувшись с вопросом возврата залога и пройдя семь кругов бюрократического ада, отчаявшиеся залогодатели в будущем не согласятся помогать своим родственникам или друзьям таким вот образом. Отсюда - вытекающие последствия для всех участников процесса: избрание более суровой меры пресечения, утрата возможности получения денег на казенный счет, «глухая» перспектива гражданских исков и судебных издержек и т.д.

Из вышеизложенного делаю вывод: эффективность института залога в уголовном процессе во многом зависит от реальной возможности его возврата.

Наглядный пример. Следственные органы возбудили уголовное дело, задержали трех подозреваемых, доставили в суд, который предусмотрительно избрал залог для каждого. Отец одного из них и внес залог за троих.  Со временем следствие зашло в тупик,  дело было прекращено. Адвокат залогодателя вносит ходатайство о возврате. В каком составе, в какие сроки оно должно быть рассмотрено и что в дальнейшем обязан сделать суд для исполнения данного решения  – законом не регламентировано. Вот и имеем два месяца мытарств из-за неявки прокуратуры, которой мягко говоря, не очень интересно тратить время на возврат чужих денег.

Но самое интересное начинается на стадии реализации судебного постановления об осуществлении перечисления денежных средств. Порядок действий казначейства и 5-тидневный срок возврата  четко обозначен в Постановлении КМУ № 15 от 11.01.2012 года.  

Но, как выяснилось, практика пошла в обход нормативной базы.

Сложность и вся боль проблемы заключается в том, что, фактически, не судебное решение является основанием к перечислению денежных средств, а платежное поручение.     Платежку готовит судебная администрация, точнее – бухгалтера территориальных  управлений, подпись на этом документе ставит председатель суда, а исполняют – клерки  районных казначейств. 

В теории все выглядит просто: залогодатель подает судебное постановление, квитанцию в казначейство и через пять дней – получай свое.

На практике: есть  пробел в данном Постановлении КМУ № 15 по поводу платежки и того, кто ее изготавливает, а главное - кто несет ответственность за своевременность  исполнения. По этой причине между залогодателем и казначейством появляется посредник – судебная администрация.

Именно бухгалтер формирует пакет документов, дающих основание осуществить перечисление. На этой стадии сталкиваешься с неправомерным требованием дополнительных не обозначенных в нормативке документов, смысл которых дублирует уже имеющиеся, безосновательным затягиванием передачи документов и пр. Но повлиять на эту ситуацию адвокат  и залогодатель не в силах, т.к. формально бухгалтер не имеет никакого отношения к вопросу.

Самое интересное начинается в районном казначействе.  Имея все необходимое для исполнения решения суда, казначей всячески уклоняется от этого. «Телефонный терроризм», уговоры и прогнозы возбуждения уголовных производств, личный прием не дают результатов – у казначея к требованиям вернуть деньги за годы службы выработан иммунитет. Ответ прямой и понятный – 5-тидневный срок – это иллюзия. Толи денег на счету суда нет, толи желания, толи полномочий, но казначей прямо говорит: «не мой уровень, без команды - не могу».

В данной ситуации время не играет на руку залогодателю. В моем случае деньги удерживались на протяжении 2 месяцев.

Но право всегда на стороне упорного. Бездействовать глупо,  тем более в условиях работы нового Кодекса. Обращение в прокуратуру с заявлением о преступлении, а именно об умышленном невыполнении решения суда по ст. 382 УК, закономерно превратилось в уголовное производство в отношении лица.

И «кнут» сработал! Даже 5 дней ждать не пришлось. На следующий день после  допроса у следователя, чудодейственным образом деньги оказались на счету моего клиента.

Таким образом, лишь репрессивными мерами результат был достигнут.

Почему самым неблагодарным занятием в нашей стране является возврат собственных денег? Очевидно, что если звезды каждый вечер зажигаются на небе – значит, это кому-то нужно.   

Казалось бы – «Happy end», коварный казначей наказан, залогодатель довольно потирает руки в предвкушении возврата внушительной суммы, адвокат смакует победу и, улыбаясь, считает гонорар.

Но фактически дальше ситуация развивается так: банк затягивает выдачу суммы, ссылаясь на отсутствие в кассе денег: адвокат не удовлетворен,  ведь затраченные время и усилия в десятки раз больше предполагаемых; производство в отношении казначея закрывается, т.к. по версии следствия, умышлено не выполнять можно лишь то решение суда, по которому имеется исполнительное производство. Но это уже предмет для других рассуждений.

Хотя,  что обсуждать, если залогодатель не является участником процесса, и формально даже не может иметь защитника, права его и обязанности не регламентированы, а вопрос возврата денежных средств – это пробел в новоиспеченном кодексе. В таких условиях, как никогда важна принципиальная, я бы даже сказала агрессивная позиция защитника, формирующая практику, пусть жесткую, но действенную.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий