Ми даємо ЗНАННЯ для прийняття рішень, ВПЕВНЕНІСТЬ в їх правильності і надихаємо на розвиток чесного бізнесу, як основного двигуна розвитку України
ВЕЛИКОМУ БІЗНЕСУ
СЕРЕДНЬОМУ ТА ДРІБНОМУ БІЗНЕСУ
ЮРИДИЧНИМ КОМПАНІЯМ
ДЕРЖАВНОМУ СЕКТОРУ
КЕРІВНИКАМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
ФОПам
ПЛАТФОРМА
Єдиний інформаційно-комунікаційний простір для бізнесу, держави і соціуму, а також для професійних спільнот
НОВИНИ
та КОМУНІКАЦІЇ
правові, професійні та бізнес-медіа про правила гри
ПРОДУКТИ
і РІШЕННЯ
синергія власних і партнерських продуктів
БІЗНЕС
з ЛІГА:ЗАКОН
потужний канал продажів і підтримки нових продуктів

«Оцените красоту игры»: 3 судебных лазейки, которые задели банкиров за живое

10.02.2015, 17:48
14
1
Сергей Саченко
Адвокат

«Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли». В мире современной коммерции старые принципы купеческой этики частенько забываются, а страсть к легким деньгам и быстрой наживе порой берут верх над весомостью деловой репутации.

«Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли». В мире современной коммерции старые принципы купеческой этики частенько забываются, а страсть к легким деньгам и быстрой наживе порой берут верх над весомостью деловой репутации.

Сегодня для заключения надежной сделки одного лишь крепкого рукопожатия недостаточно. Недостаточно, видимо, и письменного договора, намертво скрепленного подписями сторон. Колебания валютных курсов, нестабильная финансовая ситуация и другие неблагополучные факторы часто заставляют людей забывать о взятых ранее на себя обязательствах. Точнее, об этом они помнят всегда, но до конца сопротивляются, усердно пытаясь отыскать законный способ, чтобы уйти от ответа.

Впрочем, ответ кроется не только в сложной экономической ситуации последних лет. Низкая культура договорных отношений нашего общества также не способствует доверительности между бизнес-партнерами. К примеру, отношения должника и кредитора частенько превращаются в игру «кошки-мышки», когда взявший кредит находит миллион способов его не возвращать, а банк пытается отыграться на добропорядочных клиентах, нагревая их на скрытых процентах и платежах.

Любой бизнесмен знает, что перед заключением сделки, какую бы из сторон вы не представляли – будь то банк или заемщик, стоит внимательно изучить партнера на предмет кредитной истории и деловой репутации на рынке. Но даже если ваш потенциальный компаньон кажется вполне платежеспособным и не был ранее замечен в сомнительных долговых разборках, риски невыполнения договора все же следует просчитать.

Наверняка ваш юрисконсульт не раз готовил заключения, в которых пытался предугадать наихудший вариант событий в случае подписания сделки, объясняя тем самым – сможем ли мы за себя постоять, если партнер возьмет слова обратно. Составляя такую юридическую картину, непременно требуйте от юриста добавить ярких красок судебной практики. Именно она отображает самые оригинальные и неожиданные правовые лазейки, позволяющие сторонам уходить от договорных обязательств. Мы, в свою очередь, хотим познакомить вас с тремя судебными прецедентами, которые непременно помогут вам избежать чужих ошибок в своей дальнейшей работе:

1. Поручительство прекращается, если изменения договора могут привести к увеличению ответственности поручителя

Как известно, поручительство является весьма надежным способом гарантирования обязательств - за должника перед кредитором поручается третье лицо, которое обещает погасит долг, если должник не сможет самостоятельно ответить по счетам. Вместе с тем, по совету юристов, кредитору следует быть осмотрительным, когда речь идет о долгосрочных проектах. Зачастую, в процессе исполнения основного договора возникает необходимость внести в него изменения. Однако, если такие изменения затрагивают существенные условия основного договора и увеличивают объем обязательств должника, то они автоматически увеличивают и объем ответственности поручителя.

При корректировке долгосрочных контрактов стороны часто «забывают» получить согласие поручителя на изменение условий договора, что может привести к полному освобождению поручителя от ответственности. Ярким примером негативных последствий такой небрежности для кредитора является судебное решение Верховного Суда по делу № 3-196цс14 от 23.12.2014 г.

По свидетельству Виталия Черкеса, адвоката ЮФ «Юрлайн», представлявшего интересы одной из сторон, суть спора в этом деле сводится к следующему. Банком был выдан кредит заемщику для приобретения недвижимости, выполнение обязательств заемщика подкреплялось договором поручительства. Кредит несколько лет обслуживался, но затем заемщик и банк подписали допсоглашение к кредитному договору, которое изменило график платежей и дало банку право в одностороннем порядке увеличить процентную ставку при условии непредоставления заемщиком документов, подтверждающих его платежеспособность.

Такое допсоглашение было подписано без ведома и согласия поручителя. Через некоторое время заемщик перестал возвращать кредит, и банк предъявил иск к поручителю с требованием о досрочном погашении всей суммы задолженности вместе с процентами. Поручитель предъявил встречный иск к банку с требованием признать поручительство прекратившимся, поскольку без согласия поручителя были изменены условия основного договора.  Верховный Суд поддержал позицию поручителя: решения трех инстанций об отказе в иске банка и об удовлетворении встречного иска поручителя были оставлены в силе.

2. Нельзя отобрать предмет ипотеки, если он продан в период действия решения о ее недействительности 

Верховным Судом было рассмотрено дело № 6-201цс14 по иску ПАО «Укргазбанк» об обращении взыскания на предмет ипотеки. Схема, изложенная в постановлении ВСУ заключается в следующем: должник добивался в судебном порядке признания договора ипотеки недействительным, а затем – отчуждал имущество в пользу третьего лица. При этом должнику не требовалось удерживать судебное решение в силе вплоть до суда кассационной инстанции – достаточно того, чтобы судебное решение о признании договора ипотеки недействительным вступило в законную силу. Дальнейшие действия должника были делом техники – главное, чтобы у него был временной зазор, в рамках которого нужно успеть продать спорное имущество до того, как кассационный суд отменит судебное решение. При такой схеме банк уже не мог претендовать на имущество даже в случае отмены судебного решения о признании договора ипотеки недействительным. Ведь именно на момент перехода права собственности на спорное имущество от должника-ипотекодержателя к новому владельцу предмет ипотеки не был отягощен обременениями.

Впрочем, позиция Верховного Суда по данному делу не нова и незначительно повлияет на банковский сектор в нынешних условиях. По оценкам Елены Перцовой, руководителя судебной практики  Pavlenko Legal Group, на данный момент банки защищены Законом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно выполнения хозяйственных обязательств», который вступил в силу 4 ноября 2012 года. Данным Законом были внесены изменения в Гражданский кодекс, согласно которым суд по заявлению банка должен наложить арест на предмет ипотеки, если ипотечный договор признан недействительным. Таким образом, недобросовестные должники с ноября 2012 года уже не могут реализовывать вышеуказанную схему и оставлять банки с пустыми руками.

3. Банкиры обвиняют суд в помощи уклонения заемщиком от кредитных обязательств в иностранной валюте

Независимая ассоциация банков Украины обеспокоена попыткой недобросовестного (по их мнению) заемщика внедрить новую схему уклонения от кредитных обязательств. Так, 26 ноября 2014 г. Хозяйственный суд Харьковской области решением по делу № 922/3899/14 прекратил обязательства по кредитному договору в валюте между банком и заемщиком на сумму свыше 2,5 млн. долларов США. Судья мотивировал свое решение тем, что после поступления на текучий счет заемщика очередного транша в долларах США он их не получал со счета наличными, а давал поручение банку продавать доллары США на межбанковской валютной бирже и зачислять гривны на другой свой счет. Поэтому судья считает, что сторонами был заключен кредитный договор, по которому истец получал кредитные средства в национальной валюте. Следовательно, он должен погашать сумму задолженности, которая возникла после конвертации перечисленной банком валюты в гривну. В настоящее время банкиры обжаловали данное решение - слово за апелляционным судом.

Обжаловать валютные кредитные договора с целью признания задолженности в национальной валюте имеет смысл только при четкой доказанности перечисления банком клиенту денежных средств именно в гривне. Если же зачисление на счет клиента производилось в валюте, следует говорить о надлежащем исполнение банком своих обязательств по кредитному договору – полагает Владимир Павленко, старший юрист АО «Спенсер и Кауфман». В то же время в таких спорахнеобходимо обращать внимание на соотношение между целью выдачи кредита, предусмотренной договором и целевым назначением, указанным в платежных документах. При наличии различий между «договорным» и «реальным» назначением кредитных средств есть основания говорить о притворности сделки и как следствие – применение судом к правоотношениям сторон правил и последствий, предусмотренных для реально заключенной сделки. 

Естественно, позиция банков в подобных делах будет сводиться к доказыванию факта выдачи кредита в валюте, как единственно важного основания считать, что условия кредитного договора банком соблюдены. Однако, согласно действующего законодательства цель кредитования является существенной и неотъемлемой частью кредитного договора, и банк обязан осуществлять контроль за целевым использованием кредита – аргументирует младший юрист компании Андрей Гвоздецкий.

По словам юристов, недавние колебания курса доллара абсолютно естественно влекут за собой поиски путей избегания валютных рисков, реструктуризации задолженностей в иностранной валюте, а также судебные тяжбы с целью неуплаты задолженности по валютным кредитам или, как минимум, фиксации ее по курсу наиболее выгодному для заемщика. По понятным причинам, банки этому противятся.

Начиная с 2008 года, и субъекты хозяйствования, и физлица использовали разные механизмы и лазейки, дабы оспорить валютные обязательства перед банками и финансовыми учреждениями. Например:  признавали валютные кредиты недействительными в связи с отсутствием индивидуальной лицензии НБУ; пытались изменить условия кредитного договора в связи с существенным изменением обстоятельств; признавали незаключенными кредитные договора в связи с не уведомлением должника о финансовых последствиях заключений такого договора и т.д. На сегодняшний день судебная практика в этой среде остается неизменно богатой и разнообразной.

Источник: Companion

Підготовано спеціально для Платформи ЛІГА:ЗАКОН
Зв’язатися з редактором

Увійдіть, щоб залишити коментар