Мы даем ЗНАНИЯ для принятия решений, УВЕРЕННОСТЬ в их правильности и ВДОХНОВЛЯЕМ на развитие честного бизнеса, как основного двигателя развития Украины
КРУПНОМУ БИЗНЕСУ
СРЕДНЕМУ и МЕЛКОМУ БИЗНЕСУ
ЮРИДИЧЕСКИМ КОМПАНИЯМ
ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКТОРУ
РУКОВОДИТЕЛЯМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
Для ФЛП
ПЛАТФОРМА
Единое информационно-коммуникационное пространство для бизнеса, государства и социума, а также для профессиональных сообществ
НОВОСТИ
и КОММУНИКАЦИИ
правовые, профессиональные и бизнес-медиа о правилах игры
ПРОДУКТЫ
и РЕШЕНИЯ
синергия собственных и партнерских продуктов
БИЗНЕС
с ЛІГА:ЗАКОН
мощный канал продаж и поддержки новых продуктов

Конституционная жалоба в проекте новой Конституции Украины

26.08.2015, 16:39
12
1
Дмитрий Вовк
Доцент кафедры теории государства и права Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого

Рабочая группа по вопросам правосудия Конституционной комиссии опубликовала свои предложения по изменению основного закона. Там много правильных моментов (например, реформа полномочий прокуратуры).

Есть какие-то вещи эстетико-семантического порядка. Вместо «правової допомоги» таки появилась «правнича допомога». Люди, знакомые с контекстом, легко узнают лингвистические предпочтения одного из членов рабочей группы (и не только его), убежденного, что все «правовое» на самом деле не «правовое», а «правне» і «правниче».  Вполне возможно, так и есть, хотя я не уверен, что конституционный текст – наилучшее место для утверждения новой терминологии, особенно с учетом того, что сама Конституция в преамбуле, статьях 19, 85, 92 и других, а также законодательство оперирует прилагательным «правовий» и производными формами.

Среди прочего, по мнению рабочей группы, в Конституции должна появиться конституционная жалоба, то есть право лица обратиться в Конституционный суд с заявлением о неконституционности закона, примененного при вынесении окончательного решения суда. Иными словами, вы обратились в общий суд, он, руководствуясь определенным законом, вам в иске отказал. Решение после пересмотра вступило в законную силу, и вы обратились в Конституционный суд с жалобой на неконституционность примененного закона.

Честно говоря, тема конституционной жалобы – самый длинный куплет в песне отечественного конституционализма после верховенства права – немного «обрыдла». Конечно, об этом написано множество работ ведущих теоретиков и конституционалистов и даже защищена одна докторская диссертация, где показано, как возможность обращения в орган конституционной юрисдикции для гражданина сделает нашу жизнь демократичней и «правовей». Собственно я и сам долгое время поддерживал идею жалобы.

Правда, здесь вряд ли нужно говорить о таком уж консенсусе украинской науки. Насколько я знаю, ряд видных ее представителей (Н. Козюбра, В. Речицкий) к идее конституционной жалобы относятся скептически. И помимо каких-то доктринальных возражений есть и ряд совсем приземленных оснований для такого скепсиса.

Во-первых, само значение жалобы в вопросе защиты прав не очевидно. Роль Конституционного суда в гарантировании верховенства права трудно переоценить, однако, разрешение споров по конституционным жалобам – не главная составляющая этой роли. Абсолютное большинство споров с государством возникает на уровне административной юстиции. Если она работает ненадлежащим образом, то конституционная жалоба вряд ли сильно поможет. Правда, даст возможность государству «покозырять» в международных организациях важным правозащитным инструментом. 

Во-вторых, даже в странах, где, как считается, институт жалобы функционирует успешно, до рассмотрения доходит несколько процентов от общего числа обращений. Все остальное по разным причинам не принимается к рассмотрению. Конечно, мысль о том, что гражданин может оспорить закон, греет ему душу и влияет на психологию отношений «индивид – государство» (В. Четвернин). Однако вероятность того, что ваша жалоба будет принята, прямо скажем, невелика.

В-третьих, сколько решений в этом году вынес Конституционный Суд Украины? Пять. Сколько из них по обращениям граждан? Три. Можно только гадать, как долго при таком не очень интенсивном конституционном производстве будет рассматриваться ваша жалоба. Вернее, стоит гадать, будет ли она рассматриваться дольше Страсбурга или все же нет (если, повторюсь, вообще будет).

Кроме того, сама модель жалобы, выбранная, видимо, консенсусным методом путем соединения различных интересов, убеждений и предпочтений, выглядит достаточно спорно. В частности:

1.Непонятно, зачем оставлять официальное толкование и одновременно вводить институт жалобы. Официальное толкование Конституции и законов, насколько я знаю, появилось из-за неготовности внедрить жалобу в 1996 году, когда принимали Основной закон. Вроде как стремились принять демократическую Конституцию, но мысль о том, что граждане смогут обжаловать законы, казалась уж слишком демократичным. И появился единственный в своем роде институт обращения об официальном толковании – «паллиатив конституционной жалобы», как его называл экс-судья КСУ В. Шаповал. Вроде и не позволяет гражданину поставить напрямую вопрос неконституционности, однако, дает возможность в процессе рассмотрения это констатировать самому суду.

Стоит также вспомнить, что и Венецианская комиссия в Докладе о конституционной жалобе классифицировала обращение об официальном толковании в Украине именно как особый вид жалобы. Таким образом, должно быть что-то одно: или жалоба, или официальное толкование.

Сейчас же предлагают ввести жалобу, но оставить субъектам конституционного представления (Президент, 45 депутатов и т.д.) право обращаться об официальном толковании Конституции. Зачем – не совсем понятно. Какая практическая польза от официального толкования Конституции вне вопроса о неконституционности актов, принятых на основании определенной конституционной нормы (помимо чисто научного интереса), видимо, знают члены рабочей группы.

Здесь еще есть проблема самого конституционного производства. За официальным толкованием в таком его понимании, видимо, будет скрываться определенный конституционный спор, например, споры о полномочиях или порядке формирования органов власти. Но тогда конституционное производство по таким делам должно носить спорный характер, а не скрывать за маской бесспорного по сути «официального толкования». Аналогичное несоответствие есть и сейчас. В 2010 году КСУ по обращению об официальном толковании признал неконституционной статью 14-1 КУоАП, касающуюся автофиксации административных правонарушений (решение от 22.12.2010 г. № 23-рп/2010). Очевидно, что заявителя в этом деле интересовало отнюдь не официальное толкование указанного кодекса, а возможность защитить свои права путем отмены неконституционной нормы, то есть имел место конституционный спор.

2. Непонятно, почему жалоба ограничена только законами. Можно долго спорить, должна ли жалоба быть полной (то есть охватывать правоприменительные акты) как в Германии, или нормативной (то есть касаться только нормативных актов) как в Польше. Однако, отдавая предпочтение нормативной модели (что, на мой взгляд, правильно), нужно ли ограничиваться только законами? При желании можно вспомнить ряд ситуаций, когда спорная с конституционной точки зрения судебная практика была построена на подзаконных актах.

Кроме того, если конституционное представление Президента, депутатов и других субъектов охватывает подзаконные акты, почему их не охватывает жалоба? Можно, конечно, сказать, что подзаконные акты можно обжаловать в административный суд, однако последний скорее всего будет рассматривать вопрос законности таких актов, но не их конституционности.

3. Сомнительна также идея о том, что обратиться с жалобой можно только после исчерпания всех средств национальной защиты (статья 151-1 проекта), то есть после того, как права заявителя были нарушены, и он безуспешно попытался их отстоять в общем суде. Конституционная жалоба все же имеет куда большее общественное значение, чем иск, поданный в гражданский или административный суд. Она направлена не только на то, чтоб защитить права конкретного лица, но и в целом изменить нормативное регулирование, противоречащее Конституции. И речь об актах высшей юридической силы, которые могут устанавливать юридическую ответственность, ограничивать права человека, определять вопросы устройства аппарата публичной власти и т.д. В такой ситуации, возможно, стоило бы предоставить право обращения с жалобой и тогда, когда гражданин имеет разумные основания опасаться, что определенный закон может нарушить его права. Здесь стоит вспомнить о знаменитом деле о праве военных сбивать самолеты с террористами в Федеральном Конституционном Суде Германии. Если руководствоваться логикой рабочей группы, то жалобу в такой ситуации можно подать только после того, как был сбит первый самолет и погибли летевшие на нем пассажиры.

В конце еще раз повторю, что основная роль в вопросе защиты прав граждан в отношениях с государством принадлежит административным судам. В каком-то смысле конституционная жалоба – вишенка на торте системы административных судов: красиво, эффектно и создает впечатление завершенности. Однако если торт так себе, то вкус вишенки значения не имеет.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий