Мы даем ЗНАНИЯ для принятия решений, УВЕРЕННОСТЬ в их правильности и ВДОХНОВЛЯЕМ на развитие честного бизнеса, как основного двигателя развития Украины
КРУПНОМУ БИЗНЕСУ
СРЕДНЕМУ и МЕЛКОМУ БИЗНЕСУ
ЮРИДИЧЕСКИМ КОМПАНИЯМ
ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКТОРУ
РУКОВОДИТЕЛЯМ
ЮРИСТАМ
БУХГАЛТЕРАМ
Для ФЛП
ПЛАТФОРМА
Единое информационно-коммуникационное пространство для бизнеса, государства и социума, а также для профессиональных сообществ
НОВОСТИ
и КОММУНИКАЦИИ
правовые, профессиональные и бизнес-медиа о правилах игры
ПРОДУКТЫ
и РЕШЕНИЯ
синергия собственных и партнерских продуктов
БИЗНЕС
с ЛІГА:ЗАКОН
мощный канал продаж и поддержки новых продуктов

Уголовные дела о коррупции. Как защититься от надуманных обвинений

Руководитель практики уголовного права АО «GENTLS» Дмитрий Титаренко анализирует тактику защиты в делах о получении должностным лицом неправомерной выгоды
1.03.2019, 14:12
583
0

С 2013 года в украинском законодательстве термин «взятка» (укр.: «хабар») был заменен на более четкое и одновременно более широкое по охвату понятие «неправомерная выгода». Слово «взятка» с тех пор используется лишь в разговорной речи по традиции и в законе не встречается.

Неправомерной выгодой могут быть не только деньги, а и любые другие материальные или даже неимущественные блага, которые получены лицом без законных оснований. То есть, если неправомерную выгоду проблематично оценить в деньгах (как, например, досрочное повышение в должности за оказанную услугу), это не станет препятствием для обвинения в коррупционном преступлении. В этой статье мы расскажем о важных практических аспектах защиты по коррупционным делам.

Кто в группе риска?

Говоря коротко - обвиняемым может оказаться каждый. В понимании многих людей взяточничество имеет место лишь в прямых отношениях с госорганами. Существует заблуждение, что если пытаться «решить вопрос» например, в общении с нотариусом или в какой-нибудь частной компании (например, «отблагодарить» менеджера банка, чтобы он затянул со взысканием задолженности), то это не будет считаться преступлением. Однако это не так. Для коррупционных преступлений в негосударственном секторе и в сфере отношений с нотариусами, аудиторами, оценщиками и другими самозанятыми лицами предусмотрены отдельные статьи Уголовного кодекса Украины. Более того, существует статья 354 УК, которая устанавливает ответственность за предоставление неправомерной выгоды простому работнику, то есть за подкуп лица, у которого, казалось бы, нет никаких особых полномочий и служебного положения. К примеру, известны случаи осуждения по указанной статье за подкуп частного предпринимателя с целью получения фиктивной справки о трудоустройстве.

Дмитрий Титаренко

Размер имеет значение?

С точки зрения строгости наказания, размер взятки имеет значение для принимающей стороны. Закономерность прямая - чем крупнее размер взятки, тем более тяжким является преступление и тем более суровым может оказаться наказание получателя взятки. В то же время, размер неправомерной выгоды не имеет существенного значения для лица, которое дает взятку или пытается это сделать. То есть, и многотысячный откат за сделку и скромные 100 гривень охраннику предприятия за возможность парковаться за шлагбаумом по ночам - формально уже статья. На степень тяжести и, соответственно, строгость наказания дающего взятку влияет должность получателя. Чем выше должность чиновника, тем тяжелее может быть наказание дающей стороны. Важно, совершалось ли преступление в одиночку, либо в процесс привлекались другие лица. Последнее отягощает наказание.

Как защищаться по таким делам?

Никто не застрахован от того, чтобы стать жертвой «заказа» со стороны конкурентов по бизнесу или политической борьбе. Сегодня обвинить в коррупционном преступлении - это значит ударить, как минимум, по репутации. Оправдательный приговор или закрытие дела могут состояться через месяцы, а может быть и годы, а ярлык коррупционера навешиваются на человека моментально и достаточно прочно. В правоохранительной системе по прежнему действует так называемая «палочная» система показателей, что приводит к возбуждению уголовных дел, которые бесперспективны в суде. Поэтому очень важно пресекать необоснованное уголовное преследование на начальных этапах досудебного следствия.

При первом контакте со следствием мы рекомендуем не спешить делать давать необдуманных пояснений по существу дела. Из-за желания поскорее оправдаться некоторые фигуранты дел спешат поясняться, что в следствие может навредить будущей защите. Не следует забывать, что у каждого гражданина есть право отказаться от дачи показаний или объяснений. Если дело дойдет до суда, то отказ от показаний на стадии следствия не может трактоваться для усугубления обвинения. Значительно хуже будет, если в материалах уголовного дела будет непоследовательные и противоречивые показания, которые обвиняемый несколько раз изменил. Такие показания будут выглядеть попыткой скрыть свою вину и уйти от ответственности. Подозреваемый получает основную часть информации о собранных против него доказательствах вины из письменного уведомления о подозрении. Поэтому в сложных случаях настоятельно рекомендуется не давать показаний до вручения такого уведомления.

В ситуации с неожиданным появлением оперативников в первую очередь следует вызвать адвоката, с которым можно общаться конфиденциально до подписания каких-либо протоколов. Если человеку настойчиво предлагают подписать протокол до прибытия адвоката, то требование о присутствии адвоката можно вписать прямо в этот документ в качестве своего дополнения или пояснения. После обсуждения ситуации с адвокатом, письменные замечания могут быть внесены в любой составляемый на месте документ, например в протокол обыска или осмотра места происшествия.

Достаточно распространены ситуации, когда обвиняемый во взяточничестве поспешно отрицает свою вину, применяя средства маскировки неправомерной выгоды, придуманные им заранее. Для этого иногда служит заготовленное пойманным лицом заявление о предложении ему взятки, когда правоохранителям демонстрируется бумага, на которой заранее изложено намерение сообщить о навязывании ему «взятки». Также довольно популярна маскировка получения неправомерной выгоды под гражданско-правовые сделки, когда получатель взятки предлагает дающей стороне приобрести для решения своего вопроса товары или услуги у конкретной, связанной с ним организации или совершить в ее пользу благотворительный взнос. Механизмы вручения взяток тоже разнообразны - изощренные злоумышленники предлагают оставлять неправомерную выгоду в мусорных баках, багажниках автомобилей, открываемых ими дистанционно, и так далее. Необходимо понимать, что правоохранителям и судьям известны эти технологии, сколь изящными и неуязвимыми они бы ни казались своим авторам. Применяя уловки, не каждый подозреваемый осознает, что в момент дачи им первичных показаний ему не известно, какие еще доказательства вины есть у следователя в рукаве. В совокупности с другими доказательствами вины, например, показаниями свидетелей, данными негласных следственных действий - все эти уловки не дадут нужный эффект, а лишь настроят суд против обвиняемого.

В случае «заказа взятки» со стороны конкурентов по бизнесу или политической борьбе, защиту можно построить с позиции доказывания «провокации» взятки. Когда клиент умышленно взял в руки меченые деньги, а в его кабинет ворвались силовики и все это зафиксировали - даже в этом, казалось бы, безысходном случае есть шанс быть оправданным, когда имела место «провокация». Данный подход опирается на практику Европейского суда по правам человека, который признает нарушение прав человека, если правоохранительная система не просто ограничилась тайным наблюдением за дачей взятки, а сама за счет своих агентов инициировала преступление, подстрекала к этому обвиняемого. В таких случаях доказательства обвинения считаются недопустимыми, то есть собранными с нарушением закона и прав человека. Это становится основанием для оправдательного приговора, и наши суды уже следуют такой логике в коррупционных делах. Провокация взятки имеет место, когда адвокату удается доказать, что:

- сотрудники органов или их завербованные агенты влияли, понуждали, подстрекали обвиняемого на получение взятки, чего бы он не стал делать без их воздействия;

- не было объективных подозрений относительно того, что подзащитный склонен ко взяточничеству;

- инициировали преступление именно правоохранительные органы, они не были просто привлечены к расследованию, когда злодеяние уже началось до их вмешательства;

- инициатива в процессе совершения преступления чаще исходит от завербованного агента, чем от обвиняемого, при этом подставное лицо настойчиво понуждает, уговаривает, умоляет либо соблазняет подзащитного выгодностью преступления;

- агент систематически сотрудничает с правоохранительными органами по подобным вопросам в других уголовных производствах.

Профессиональная работа адвоката в данном направлении заключается в последовательном сборе доказательств подобной провокации. В совокупности с качественной и обоснованной критикой других доказательств обвинения, выявлением процессуальных нарушений в ходе следственных действий, данный подход зачастую является максимально эффективным и обеспечивает успешную защиту.

Дмитро Титаренко,

руководитель практики уголовного права

АО «GENTLS»

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН
Связаться с редактором

Войдите, чтобы оставить комментарий